Тема 12. Домашнее хозяйство и другие организационные структуры

Заказ работ на Zaochnik.com



12.1. Домашнее хозяйство и его типы

Домашнее хозяйство как организация.

Начать разговор о домашнем хозяйстве следует с разграничения двух понятий — семья и домашнее хозяйство. Под семьей понимается группа, объединяемая общностью семейно-родственных связей, которая необязательно проживает под одной и той же крышей и имеет общий бюджет. Домашнее хозяйство представляет собой группу людей, объединенных общими задачами, местом проживания, бюджетом и обычно семейно-родственными связями. Иными словами, деятельность семьи включает множество измерений: биологическое, демографическое, психологическое, социальное и другие, тогда как деятельность домашнего хозяйства является «проекцией» семьи на одну из сфер деятельности — экономическую. Основную функцию домашнего хозяйства следует определить через производство, реализацию и сохранение человеческого капитала, понимаемого как совокупность знаний, практических навыков и трудовых усилий человека. Деятельность домашнего хозяйства по формированию человеческого капитала представлена на рис. 23.12.

Деятельность домашнего хозяйства по формированию человеческого капитала

Если до появления статьи Р. Коуза «Природа фирмы» эта организационная структура была «черным ящиком» для экономической теории, то такая характеристика еще в большей степени верна в отношении домашнего хозяйства. В отношении домашнего хозяйства известны лишь факторы на «входе» в этот «черный ящик» (заработная плата, социальные трансферты от государства за вычетом налогов) и на «выходе» из него (человеческий капитал: труд, сбережения, потребление). Как заметил Дж. Гэлбрейт, домашнее хозяйство обычно отождествляется с потребляющим и работающим индивидом и рассматривается вне связи с властными отношениями, которые характеризуют организацию. Напротив, институциональная теория делает акцент на анализе домашнего хозяйства именно как особой организации, отличной и от фирмы, и от государства. Специфика возникающих в рамках домашнего хозяйства властных отношений заключается в том, что они носят простой и персонифицированный характер (табл. 23.1).

Таблица 23.1.

Типы организаций Степень сложности властных отношений Степень персонификации властных отношений
Фирма Простые или сложные Позиционные
Государство Сложные Позиционные
Домашнее хозяйство Простые Персонифицированные

Тезис о властных отношениях, лежащих в основе домашнего хозяйства, требует уточнения. С одной стороны, функционирование домашнего хозяйства предполагает передачу:

  • права контроля над действиями детей родителям, взамен чего ребенку гарантируются забота и обеспечение его интересов;
  • права контроля над формированием и расходованием семейного бюджета одному из членов домашнего хозяйства, обычно называемому главой семьи, который действует в интересах всех членов семьи и обеспечивает им больший уровень благосостояния, чем они могли бы достичь по отдельности.

Вообще домашнее хозяйство нацелено на обеспечение своим членам гарантированного уровня благосостояния вне зависимости от наступления непредвиденных обстоятельств, по аналогии с контрактом о найме и моделью принципала и агента. Защитная функция домашнего хозяйства базируется на формальных и неформальных нормах взаимопомощи и оказания материальной поддержки членов семьи.

С другой стороны, домашнее хозяйство может быть организовано таким образом, что оно приближается по своим характеристикам к контракту о найме с четко оговоренными имущественными и прочими взаимными правами и обязанностями его членов. В такой перспективе решение о совместном ведении хозяйства отражает не столько согласие на определенный уровень благосостояния, сколько стремление к максимизации последнего. Следовательно, выбор спутника жизни и принятие решения о рождении детей становятся лишь частными случаями потребительского выбора с помощью заключения контракта о продаже. Впрочем, в последнем случае мы удаляемся от домашнего хозяйства как такового, ведь становится возможным отказ от режима совместной собственности и от формирования совместного бюджета. Поэтому в дальнейшем мы будем рассматривать домашнее хозяйство лишь как особый случай властных отношений и, следовательно, организации.

Домашнее хозяйство — группа людей, объединенных общей задачей воспроизводства человеческого капитала, местом проживания, бюджетом и семейно-родственными связями. В основе домашнего хозяйства лежат властные отношения — права по контролю над совместной экономической деятельностью передаются одному из его членов, главе семьи.

Роль рутины в функционировании домашнего хозяйства.

Рассматривая функционирование фирмы, мы отметили роль, которую играют рутины в снижении информационных издержек и издержек мониторинга и предупреждения оппортунизма. В отличие от фирмы, в функционировании которой рутины занимают важное, но не центральное место, деятельность домашнего хозяйства носит преимущественно рутинный характер. И причина здесь вовсе не в экономии на трансакционных издержках, так как в рамках домашнего хозяйства все взаимоотношения локализованы, легко поддаются контролю, существует возможность для применения социальных санкций. Объяснений основополагающей роли рутин несколько.

Во-первых, человеку свойственна потребность в создании вокруг себя предсказуемой среды. Действуя на рынке или в сфере гражданского соглашения, человекпостоянно подвергается стрессам изменяющихся обстоятельств, будь то рыночная конъюнктура или политическая нестабильность. Создание семьи и домашнего хозяйства позволяет индивиду организовать часть своей повседневной жизни с помощью рутины, т.е. в соответствии с принципами непрерывности и предсказуемости. «Обычная повседневная жизнь, с поправкой на контекст и на индивидуальные качества человека, развертывается в рамках рутин, обеспечивающих автономию и предсказуемость действий».

Именно в рамках защищенного рутиной пространства впервые возникает норма доверия. Энтони Гидденс связывает возникновение у ребенка доверия к окружающим с действиями родителей, которые заботятся о ребенке, создавая защищенное от внешней среды пространство, в котором ребенок чувствует себя комфортно., В этом пространстве ребенок способен полностью контролировать свои действия, на результат которых практически не влияют внешние факторы.

Во-вторых, в условиях, когда есть множество правил игры (соглашений: рыночного, индустриального, гражданского и др.), без которых не обойтись во взаимодействии с окружающими, у человека возникает потребность в существовании сферы, где он мог бы оставаться самим собой. Иными словами, у индивида «существует потребность создавать для себя такую среду повседневной жизни, в которой его связи общения с другими людьми и природой содействуют достижению и сохранению его личностной идентичности». Эта потребность реализуется через разграничение двух сфер, частной и публичной жизни. Сфера частной жизни, к которой и относятся семья и домашнее хозяйство, отграничена от сферы публичной жизни легальными гарантиями невмешательства в частную жизнь и рутинами. Рутины, созданные самим индивидом и под его потребности, и очерчивают то пространство, где он остается самим собой.

Центральное место, которое занимает в семье и домашнем хозяйстве рутина, возможно, объясняет господствующее в российском обществе понимание семьи как «защитного барьера». Так, большинство россиян выбирает в качестве основной ассоциации с семьей вариант «Мой дом — моя крепость». Результаты социологического опроса подтверждают данную тенденцию: больше всего респондентов, 33% от их общего количества, избрали именно этот вариант при ответе на вопрос: «Что значит для вас семья?», еще 19% остановились на варианте: «Место, где можно укрыться от чужих».

Защитная функция семьи, предсказуемость и подконтрольность взаимоотношений в ее рамках в условиях радикальных изменений, происходящих на макросоциальном уровне, приобретают особое значение. Именно этими факторами можно объяснить чрезвычайно высокий уровень доверия к институту семьи, .характерный для современного российского общества: среди институтов, вызывающих наибольшее доверие, респонденты называют семью (71% респондентов), друзей (45%), и только на третьей позиции идет первый из деперсонифицированных институтов — церковь (24%). Высокий уровень доверия к семье в российском социуме связан с тем, что подконтрольность и предсказуемость ситуации достижимы лишь в рамках семейных рутин и не распространяются за пределы семейно-родственных связей.

Наконец, рутины нужны для экономии внимания как ограниченного ресурса, позволяя человеку сконцентрироваться лишь на наиболее важных аспектах его повседневной деятельности. «Скорее внимание, а не информация является редким ресурсом». Рутина относится к сфере бессознательного, точнее, внесознательного. Следовательно, необходим перенос акцента в анализе рутин на их связь с установками, находящимися на предшествующей сознанию ступени развития психики. Формирование рутин создает предпосылки для экономии индивидом таких важнейших для социальной деятельности ресурсов, как внимание и информация. Во многих случаях «внимание замещается установкой», что позволяет индивиду сконцентрироваться на важнейших для него на данный момент событиях. Заметим, что именно с превращением части норм, регулирующих повседневную жизнь индивидов, связано еще одно объяснение «эффекта исторической обусловленности развития». Попытки революционного изменения институтов сталкиваются с необходимостью пересмотра большого числа рутин, а так как в силу ограниченности когнитивных способностей человек не может одновременно пересматривать все рутины, то он ограничивается лишь некоторыми, требующими под давлением обстоятельств самого безотлагательного пересмотра. Отсюда задержки в реакции домашних хозяйств на происходящие институциональные реформы — они просто не успевают реагировать, придавая изменению институтов инерционный характер.

Типы домашних хозяйств.

Анализ роли рутин в функционировании домашнего хозяйства помогает предположить обусловленность его структуры особенностями институциональной среды, в которой оно действует. Действительно, домашнее хозяйство защищает индивида от неопределенности внешней среды, от навязываемых ему норм и правил игры, от излишнего внимания к повседневным проблемам. Следовательно, характеристики институциональной среды (степень неопределенности, соотношение формальных и неформальных норм, скорость происходящих изменений) оказывают влияние на структуру домашнего хозяйства. Иначе говоря, не существует универсальной модели домашнего хозяйства, как не существует универсальной модели фирмы или государства. В этой связи попробуем описать три идеальных типа домашнего хозяйства: действующего в условиях господства института рынка, действующего в условиях господства института командной экономики и действующего в условиях перехода от командной экономики к рынку.

Домашнее хозяйство в командной экономике. Воспроизводство человеческого капитала в командной экономике сталкивается с целым рядом проблем. Несмотря на стабильный характер внешней среды, повседневная жизнь домашнего хозяйства осложняется дефицитом потребительских товаров и услуг. Домашнее хозяйство сталкивается с необходимостью превращать рутинную в иной ситуации процедуру покупки продуктов или одежды в занимающий много времени, сил и психических эмоций процесс. Кроме того, государство представляет лишь минимальные гарантии защиты частной сферы, оставляя за собой право вмешиваться в нее при возникновении необходимости. Вообще вряд ли можно говорить о существовании защищенной государством сферы частной жизни в рамках командной экономики. Отсюда особенно интенсивная потребность в экспансии семьи и домашнего хозяйства — только эти организации способны защитить личное про­странство индивида. В этой связи Владимир Шляпентох говорит о приватизации общественной жизни в России образца 60-70-х годов — социальные связи преимущественно принимали форму семейно-родственных и «блатных», предполагавших включение в структуру домашнего хозяйства полезных для приобретения дефицитных товаров и услуг людей.

Именно процессом создания «блатных связей», функциониро­вавших по принципу взаимных услуг («ты — мне, я — тебе»), во многом объясняется структура домашнего хозяйства и его хозяйственных связей. Домашнее хозяйство в экономике дефицита возникает в результате объединения наиболее специфических ресурсов. Такими ресурсами были не сами дефицитные товары и услуги, а «услуги доступа» к ним. Ведь для оказания услуг доступа не нужны были никакие собственные средства. «Помогали не из личного, а из государственного или общественного кармана, в сфере обслуживания — за счет «не своих» клиентов». Приоритетным доступом к дефицитным товарам и ресурсам обладали работники партийно-государственного аппарата (члены «номенклатуры»), работники торговли, работники транспорта («везуны»), категории, часто совершавшие поездки за рубеж: артисты, спортсмены, дипломаты, просто жители отдельных регионов и городов (на основе «прописки»). Экономическое обоснование формирования домашнего хозяйства в экономике дефицита заключалось в расширении на его основе доступа к дефицитным товарам и ресурсам. То же самое верно и в отношении структуры хозяйственных связей домашнего хозяйства — друзья и знакомые часто подбирались по принципу их потенциальной «полезности» в обеспечении доступа к дефициту. «Важность друзей прямо пропорциональна степени недоступности товаров и услуг и обратно пропорциональна важности денег в получении дефицита».

Существование отличий в доступе к специфическому ресурсу в зависимости от места в партийно-государственной иерархии обусловило особый тип взаимоотношений домашнего хозяйства и государства. Несмотря на то что бюджетное ограничение домашнего хозяйства по сравнению с бюджетным ограничением предприятия K значительно жестче, следует учитывать получаемые домохозяйством от государства «рентные доходы», как в денежной (социальные трансферты), так и в неденежной (престиж, приоритетный доступ к дефициту) форме. Высокая степень зависимости домашнего хозяйства от государства позволяет охарактеризовать командную экономику как этакратическую систему: «Чем ближе находится та или иная социальная группа к кормилу государственной власти и каналам распределения государственных ресурсов, тем выше ее экономическое и социальное положение». Поэтому домашнее хозяйство интересует прежде всего те направления государственной политики, которые позволяют ему получать ренту на основе положения в партийно-государственной иерархии: пенсионная, жилищно-коммунальная политика, политика социального обеспечения, политика в сфере образования.

Домашнее хозяйство в рыночной экономике. Институт рынка избавляет домашнее хозяйство от потерь времени, связанных с поиском дефицитных товаров и услуг и стоянием в очереди за ними — процесс покупки превращается в рутину. Например, вечер пятницы и утро субботы во Франции характеризуются наплывом покупателей в супермаркетах — в эти дни люди традиционно совершают закупки, которых должно хватить на выходные и на следующую неделю. На что же используется высвобождаемое в результате превращения покупки в рутину внимание? Во-первых, на оптимизацию самого потребительского поведения. Если в командной экономике важно купить то, что можно купить, то в рыночной важно купить то, что обеспечивает максимум полезности при потреблении на основе лучшего соотношения качества и цены. Оптимизация потребления осложняется попытками производителей регулировать спрос с помощью рекламы. Реклама постоянно формирует новые потребности, препятствуя окончательному превращению в рутину процесса покупки.

Во-вторых, постоянного контроля требует участие домашнего хозяйства на рынке труда, являющееся для него основным источником доходов. Если динамика рентных доходов не требует постоянного контроля, то этого же нельзя сказать о конъюнктуре рынка труда. Домашнее хозяйство стремится наиболее выгодным образом продать на рынке труда располагаемый им человеческий капитал, выбирая между альтернативными вариантами занятости на рынке труда, ведением домашнего хозяйства и досугом. Чем выше степень специфичности человеческого капитала, располагаемого членом домашнего хозяйства, тем выгоднее ему заниматься не ведением домашнего хозяйства, а продавать его на рынке. С другой стороны, чем менее специфичен человеческий капитал, тем обоснованнее для его владельца при прочих равных условиях ограничиться трудом по ведению домашнего хозяйства. Следовательно, оптимизация занятости происходит в рамках домашнего хозяйства, а не его отдельных членов. Заметим, что такой тройственный выбор домашнего хозяйства объясняет его оптимальные размеры по аналогии с оптимальными размерами фирмы по отношению к рынку. Например, решение «покупать» ужин (идти в ресторан) или «готовить самим» зависит от степени специфичности человеческого капитала, которым располагает домашнее хозяйство.

Перемещение на рынок основных источников доходов домохозяйства обусловливает его минимальную зависимость от государства. Деятельность государства интересует домашнее хозяйство лишь в той мере, в которой государство выступает в качестве гаранта сделок на рынке труда (через кодекс законов о труде), и в той мере, в какой оно претендует на часть доходов домохозяйства (через налоговый кодекс).

Домашнее хозяйство в переходной экономике. Неопределенность и нестабильность институциональной среды, в которой действует домашнее хозяйство, ставят под вопрос само существование значительной части рутин. В этих условиях рутины требуют постоянного пересмотра, т.е. они переходят из внесознательной области человеческого сознания в область осознанного и требующего постоянного внимания. Чем активнее проводятся реформы, тем сильнее их разрушительное воздействие на рутины и, следовательно, тем сильнее испытываемый человеком дискомфорт и чувство незащищенности, неподконтрольности происходящих вокруг событий. Отсюда определение цели домашнего хозяйства в переходной экономике как выживание — стремление сохранить защитные функции домохозяйства требует все возрастающих усилий и все большего внимания.

Ситуация неопределенности как с доходами от основной занятости, так и с рентными доходами (пенсиями, социальными выплатами) требует от домашнего хозяйства максимальной диверсификации его деятельности, ведь любой источник доходов не может рассматриваться в качестве стабильного. В отличие от домохозяйства рыночного типа, опирающегося на четкую специализацию его членов в процессе воспроизводства человеческого капитала, домашнее хозяйство в переходной экономике занимается и продажей рабочей силы на рынке труда, и потреблением социальных трансфертов, и самообеспечением с помощью приусадебного участка, и многими другими видами деятельности. Показательна динамика доли отдельных видов сельскохозяйственной продукции, произведенной в подсобных хозяйствах россиян (в процентах от общего производства) (табл. 23.2).

Таблица 23.2.

Вид продукции 1980 1990 1991 1992 1993 1994 1995
Картофель 65,4 66,1 72,2 78 82,5 88,1 89,9
Овощи 32,8 30,1 46,4 54,7 64,5 66,7 73,4
Мясо 29,8 24,8 30,5 35,3 39,5 43,2 48,6
Молоко 26,9 23,8 26 31,4 34,7 38,7 41,4
Зерно 0,4 0,3 0,4 0,5 0,6 0,7 0,9
Сахарная свекла 0 0 0,03 0,2 0,3 0,7 0,9

Получается, что до трети совокупных доходов домашних хозяйств производится в личных подсобных хозяйствах, в то время как заработная плата по основному месту работы обеспечивает лишь 20-30% потребностей домашнего хозяйства, по сравнению с 70-80%, обеспечиваемыми ею в рыночной экономике. Трудно найти лучшую иллюстрацию тезиса о диверсифицированной деятельности домашнего хозяйства в переходной экономике.

Подводя итог обсуждению «переходного» типа и предприятия, и домашнего хозяйства, отметим, что успех реформ в странах Восточной Европы зависит от того, насколько быстро осуществляются преобразования на организационном уровне. Без трансформации предприятия П в фирму и домашнего хозяйства, действующего в переходной экономике — в домохозяйство рыночного типа, осуществляемые реформы так и не достигнут микроуровня. Тот факт, что переходные типы предприятия и домохозяйства объединяют в себе элементы и рыночного, и командного типов, делает их неустойчивыми и неспособными к самовоспроизводству. Например, эмпирический анализ подтверждает наличие внутренних противоречий в домашнем хозяйстве переходного типа, когда, например, оно действует на основе рыночной системы ценностей и «командных» норм одновременно. Отсюда еще один источник внутренней нестабильности переходной институциональной системы в целом.

Выводы. Сведем в одну таблицу основные характеристики трех рассмотренных идеальных типов домашнего хозяйства (табл. 23.3).

Таблица 23.3.

Основные характеристики трех рассмотренных идеальных типов домашнего хозяйства

12.2. Субъекты институциональных и организационных инноваций: сравнительный анализ

Институциональная теория развития.

Анализ трех основных типов организации — фирмы, государства и домашнего хозяйства — вплотную подводит нас к формулировке институциональной теории долгосрочного развития. Напомним, что именно вмешательство государства в качестве гаранта по ряду сделок было предпосылкой двух экономических революций по Норту. С другой стороны, эксплуататорское государство снижает стимулы к производственной деятельности своих граждан, закрепляет неэффективное распределение прав собственности, замедляя тем самым экономический рост. При обсуждении фирмы и домашнего хозяйства отмечался элемент инерционности в их функционировании, особенно ярко выраженный в случае домохозяйства. Следует систематизировать эти и другие элементы динамического анализа в рамках институциональной интерпретации развития.

Прежде всего напомним основные варианты теории развития и место, которое в них занимают институциональные факторы. Во-первых, в неоклассическом варианте теории развития (Р. Солоу, Р. Барро, Р. Лукас) делается акцент на таких факторах долгосрочного роста, как накопление капитала, изменение нормы сбережений, рост населения, накопление человеческого капитала и технический прогресс. К институциональным факторам с некоторым допущением следует отнести лишь человеческий капитал, так как его воспроизводство осуществляется совместными усилиями домашнего хозяйства, фирмы (через learning-by-doing) и государства (через политику в области образования).

Во-вторых, неокейнсианские теории экономической динамики (Р. Харрод, Э. Хансен), критикующие подход самого Кейнса за статичность. Неокейнсианцы заостряют внимание на предельной склонности к сбережению, размерах государственных расходов, величине предельной эффективности капитала в ее соотношении со ставкой процента. Несмотря на то что каждый из неокейнсианских факторов динамики поддается институциональной интерпретации (например, предельная склонность к сбережению — через рутины домашнего хозяйства), наибольший интерес представляет трактовка предельной эффективности капитала. Причина такого интереса кроется в связи предельной эффективности капитала с процессом формирования ожиданий экономическими агентами. «Именно зависимость предельной эффективности данного фонда капитала от изменений в ожиданиях главным образом и обуслов­ливает подверженность предельной эффективности капитала до­вольно резким колебаниям». А ожидания формируются экономическим агентом на основе наблюдения за другими участниками сделок на фондовом рынке. Отсюда возможность множества равновесных исходов, для достижения каждого из которых достаточно, чтобы в его реальность поверило достаточное число участников рынка. «Ожидаемое событие является одновременно результатом самих ожиданий» (self-fulfilling prophecies, etats autorealisateurs). Иначе говоря, экономический рост не в последнюю очередь отражает господство на рынке оптимистических настроений — перспективы роста определяются умением государства внушить оптимизм. Добавим, что без доверия к государству любая его политика по формированию ожиданий обречена на провал.

В-третьих, теория экономического развития Й. Шумпетера, в центре которой находится фигура предпринимателя-инноватора как создателя новых комбинаций факторов производства, новых продуктов, новых рынков, новых технологий. Перечисленные здесь факторы выводят экономическую систему из равновесия (состояние «шумпетеровского шока») и стимулируют экономический рост как приспособление к шоку. С институциональной точки зрения интерес представляет не столько сама фигура предпринимателя, сколько внешняя среда, институциональная структура рынка, в которой он действует. Новые блага не являются полными субститутами по отношению к уже предлагаемым на рынке, что обеспечивает инноватору монопольное положение и свободу в установлении цены. Ценообразование в условиях несовершенной конкуренции совместимо с достижением равновесия на новом уровне только в особых институциональных рамках, позволяющих производителям новых благ и их потребителям обмениваться информацией и согласовывать интересы. «Если экономическая система оказывается выведенной из равновесия, следует прежде всего обращать внимание на институциональную структуру трансакций и рынка».

Рассмотрев роль, отводимую институтам и организациям в неинституциональных теориях роста, мы можем сформулировать требования, которым должна будет удовлетворять институциональная теория развития:

  • учет всей совокупности субъектов, чьи действия способны вызвать долгосрочный рост. Фигура предпринимателя — одна среди целого ряда субъектов развития: государства, фирмы, домашнего хозяйства и др.;
  • учет институциональных условий, в которых действуют субъекты долгосрочного развития. Анализ тех случаев, когда институциональные условия ограничивают деятельность новаторов, а когда, наоборот, стимулируют. Например, при каких институциональных условиях на фондовом рынке будут господствовать оптимистические настроения?

Иными словами, долгосрочный экономический рост становится функцией от особых институциональных и организационных условий, создающих стимулы для инновационной деятельности экономических субъектов.

Не претендуя на построение окончательного варианта институциональной теории развития, попробуем заложить первые кирпичи в ее будущее здание. Для этого нам понадобится охарактеризовать различные типы инноваций и тех субъектов, которые могут их осуществить.

Типология инноваций.

Так как нас интересуют стимулы к осуществлению инноваций, логично их классифицировать с помощью теории общественного выбора, т.е. опираясь на противопоставление частных и общественных благ. Например, изменение институциональных рамок деятельности является общественным благом по отношению ко всем ее участникам и, следовательно, связано с проблемой безбилетника, сопровождающей производство всех общественных благ. «Динамическая теория институциональных изменений, не выходящая за рамки неоклассической модели индивидуалистического, целерационального поведения, никогда бы не позволила объяснить большинство происходящих в обществе изменений».

С другой стороны, изменения на уровне организаций имеют характер клубных благ. Число их пользователей ограничено членами организации или, как мы их еще называли, «инсайдерами». Такие инновации ограничены рамками организации, ведь имитации и распространению инновации за организационные рамки препятствует факт ее «кодировки» в особом языке и рутинах. Однако проконтролировать использование инновации «инсайдерами» затруднительно, как затруднительно контролировать степень использования бассейна всеми купившими входной билет. Именно отсюда вытекает характеристика организационных инноваций как клубных благ.

Наконец, создание нового продукта близко по своей сути производству частного блага, особенно при существовании патентов, защищающих права на изобретения. Однако даже если патенты отсутствуют, в начальный период после своего появления на рынке новый продукт находится в монопольном положении. До начала имитации нового продукта его создатель получает «ренту инноватора», монопольную сверхприбыль, которая, собственно, и стимулирует разработку новых продуктов. Итак, инновации могут иметь характер общественных, клубных и частных благ.

Типология субъектов инноваций.

Предыдущий анализ позволил нам проанализировать поведение четырех потенциальных субъектов инновации — индивидуального предпринимателя, фирмы, государства и домашнего хозяйства. Прежде чем попытаться расширить этот список за счет еще двух субъектов инноваций, групп (networks) и социальных движений, остановимся чуть более подробно на первых трех. Если попытаться описать мотивацию каждого из них, то лучше всего для этой цели использовать теорию соглашений. Каждый из субъектов инновации действует согласно особым правилам, заданным различными соглашениями. Поэтому разумно предположить различную мотивацию субъектов инноваций.

Индивидуальный предприниматель ориентируется на максимизацию прибыли, и его целевая функция описывается следующей формулой:

Размер ожидаемой от инновации прибыли

где  V — размер ожидаемой от инновации прибыли;
С0 — стартовые издержки;
Rn — прибыль от инновации в период времени n;
Сrn — издержки осуществления инновации в период времени n;
r — величина дисконтирования будущих доходов и расходов.

Императив максимизации прибыли характерен для рыночного со­глашения, которому следует индивидуальный предприниматель. Что касается государства, то деятельность контрактного государства, ориентированного на максимизацию совокупного дохода его граждан, отвечает императиву гражданского соглашения. Деятельность же домашнего хозяйства, в которой доминируют рутины, регулируется нормами традиционного соглашения.

Группа. Под группой (network, reseau) мы понимаем объединенных общей целью людей, когда возникновение властных отношений между ними исключается. Такое определение группы подчеркивает ее отличие, с одной стороны, от организации, с другой стороны, от домашнего хозяйства. Группы образуются в результате стремления индивидов объединить свои усилия с теми, кто стремится к достижению аналогичных целей. Существует три способа формирования групп. Во-первых, в качестве продолжения семейно-родственных связей. Например, дружеские отношения в значительной мере персонифицированы и локализованы. Но в отличие от семейно-родственных отнёшений они не предполагают передачу одной из сторон взаимодействия контроля над своими действиями другой стороне. Во-вторых, на основе общности интересов в сфере бизнеса, политики, досуга. В этом смысле группа является альтернативным организации объединением людей, ибо в своем функционировании она основывается главным образом на социальных санкциях. Здесь в качестве примера укажем разнообразные клубы по интересам. В-третьих, группа может объединять и вовсе лично незнакомых людей, поддерживающих отношения с помощью современных средств связи, в первую очередь Интернета. Тогда число членов группы потенциально ничем не ограничено, и социальные санкции перестают действовать. В качестве объединения лично незнакомых людей, которых связывает лишь общий интерес, группу следует рассматривать в качестве альтернативы государству. Итак, группа отличается и от домашнего хозяйства, и от фирмы, и от государства, что позволяет увидеть в группе вариант компромисса между тремя соглашениями — традиционным, рыночным и гражданским. Поэтому императивом инновационной деятельности группы будет максимизация совокупной полезности ее участников на основе использования социальных связей различной степени интенсивности.

Социальное движение. Этот относящийся скорее к социологической теории термин представляет интерес в связи с активным участием профсоюзного, экологического, женского, потребительского движений в осуществлении инноваций различных типов. Воспроизведено определение социального движения, принадлежащее перу одного из самых известных его, исследователей Алена Турэна. «В основе социального движения лежит конфликт актора и его противника по поводу управления культурными ресурсами и в особенности производительными силами. Этот конфликт развивается в политических рамках, которые придают институциональную форму этим трем основным элементам». Социальное движение включает в себя элементы традиционного соглашения, когда оно опирается на мобилизационный потенциал локального сообщества. Например, рабочее движение всегда опиралось на сильные традиции сообществ ремесленников. Ориентация на сохранение в неизменности традиций локального мира особенно очевидна в случае борьбы шахтеров против закрытия нерентабельных шахт, ведь обычно планы закрытия шахт сопровождаются программами по переквалификации, по созданию новых рабочих мест и т.д. Объяснение подобной «ретроградной» ориентации заключается в том, что во всех странах, и в первую очередь в Англии, известной особенно активной борьбой против закрытия шахт, шахтеры формируют своего рода «наследственную касту».

Наряду с элементами традиционного соглашения социальные движения включают в себя элементы индустриального. Социально-профессиональная группа обычно является базой формирования социального движения. В частности, А. Турэн говорит о «профессиональном детерминизме» рабочего движения, когда в качестве обоснования требований работники некоторых профессий используют свое ключевое положение в производственном процессе. Чем важнее роль той или иной социально-профессиональной группы в технологическом процессе, тем активнее действия этой группы по защите своих интересов. Наконец, социальное движение действует и согласно нормам гражданского соглашения, ведь его целью является защита интересов социально-профессиональной группы в целом. «Коллективное действие не сводится к сумме тысяч индивидуальных действий и решений. Оно — продукт взаимодействий, взаимных оценок и ожиданий». Таким образом, социальное движение защищает интересы не только своих непосредственных участников (как в случае группы), но и всех имеющих сходные интересы людей. В качестве иллюстрации отсутствия четких организационных границ социального движения приведем принцип профессиональной (женской и т.д.) солидарности.

Сравнительный анализ субъектов инноваций.

Итак, мы имеем типологию инноваций и типологию инноваторов, остается их сопоставить, выясняя сравнительные преимущества различных субъектов инноваций в осуществлении изменений. Говоря точнее, задача заключается в выяснении, насколько тот или иной субъект инноваций мотивирован на осуществление изменений, носящий характер общественного, клубного и частного блага. Тогда вырисовывается следующая аналитическая схема. Долгосрочный рост социально-экономической системы достигается за счет институциональных и организационных инноваций, снижающих трансакционные издержки и создающих стимулы для создания новых товаров и услуг. Пусть ось, на которой мы будем откладывать характер инноваций, будет в нашей схеме вертикальной. Тогда с помощью горизонтальной оси мы сможем ранжировать субъектов инноваций по мере их удаления от императива индивидуальной полезности и приближения к императиву максимизации общественных интересов. Получается следующая матрица, позволяющая связать тип инновации с оценкой стимулов к ее осуществлению различных субъектов. Например, позиция Б4 предполагает анализ стимулов группы к осуществлению инновации, имеющей характер клубного блага, позиция В6 — стимулы государства к производству общественных благ, и так в отношении всех шести рассматриваемых субъектов инноваций и трех типов инновации (табл. 24.1).

Таблица 24.1.

Матрица, позволяющая  связать тип инновации с оценкой стимулов к ее осуществлению различных  субъектов

Попробуем сравнить силу стимулов к инновации или, наоборот, консервации существующего положения каждого из субъектов. Начнем с инновации, имеющей характер частного блага. Здесь полностью задействован потенциал предпринимателя — он может рассчитывать на получение прибыли инноватора в полном объеме. Группа имеет более слабые стимулы к производству частного блага из-за возникновения конфликта по поводу распределения прибыли. Впрочем, этот конфликт достаточно легко решаем на основе использования социальных санкций и эффекта репутации. Фирма и домашнее хозяйство нейтральны в отношении производства «частных» инноваций. Перспективы получения прибыли уравновешиваются увеличением издержек на корректировку рутин, что особенно существенно в отношении домашнего хозяйства. Социальное движение и государство играют консервативную роль в отношении рассматриваемого типа инновации, так как ее частный характер подвергается критике с позиций общих интересов.

Самые сильные стимулы к осуществлению инновации, имеющей характер клубного блага, получают группы. Их структура в наибольшей мере отвечает потребностям ограничения доступа к результатам инновации и безграничного их использования теми, кто этот доступ получил. Предприниматель в меньшей степени заинтересован в осуществлении таких инноваций, так как не может последовательно проводить политику дискриминирующего монополиста. Впрочем, предприниматель может опираться на организационную структуру (фирму), делегируя часть полномочий по контролю за доступом к результатам инновации своим агентам. Иллюстрацией такой ситуации является прибыльный бизнес по организации мелкооптовых и розничных рынков. Фирма — организатор рынка обеспечивает охрану, относительный порядок и чистоту, минимальный контроль качества товаров. Взамен она требует оплаты за право торговать на рынке. Далее следуют социальное движение и государство, так как локальный характер клубного блага подвергается критике с точки зрения императива универсализма об общедоступности.

Государство и вслед за ним социальное движение в наибольшей мере заинтересованы в производстве общественных благ. А государство может опираться еще и на использование принуждения для финансирования изменений. Далее следует фирма, тоже использующая принуждение для финансирования инновации, но в ограниченных масштабах, и группа. Предприниматель совершенно не заинтересован в осуществлении такого типа инноваций, что иллюстрируется проблемой безбилетника. Наконец, домашнее хозяйство играет максимально консервативную роль, так как рассматриваемые изменения не только ставят под угрозу рутины, но и саму защитную функцию домохозяйства. Институциональные инновации способны изменить границу между частной и публичной сферами жизни.

Вернемся к задаче эвристического сопоставления роли различных субъектов в обеспечении долгосрочного роста. Воспользуемся 5-балльной шкалой, где +2 будет обозначать максимальную силу стимулов к осуществлению данного типа инновации, -2 — консервативную ориентацию, а 0 — нейтральное отношение. Тогда в клетках матрицы мы сможем отразить искомые потенциалы инновации/консерватизма, которыми обладают рассматриваемые субъекты (табл. 24.2).

Таблица 24.2.

Таблица 24.2.

Выводы. Долгосрочный рост социально-экономической системы достигается за счет институциональных и организационных инноваций, снижающих трансакционные издержки и создающих стимулы для создания новых товаров и услуг — таков основной тезис институциональной теории развития. Субъектами инноваций выступают предприниматель, группа, фирма, домашнее хозяйство, социальное движение и государство. Каждый из этих субъектов имеет сравнительные преимущества в осуществлении одного из типов инноваций, имеющих характер частных, клубных, или общественных благ. Поэтому, решая задачу создания предпосылок долгосрочного роста, следует учитывать различные потенциалы инновации/консерватизма, которыми обладают основные субъекты социально-экономического развития.

Олейник А.Н. Институциональная экономика: Учебное пособие. — М.: ИНФРА-М, 2002.


Поделиться

Добавить в закладки
Добавить комментарии
Поиск по сайту
Навигация
Наши партнеры
Статистика
    Top.Mail.Ru
Новые публикации
Навигация по теме