Теорема Коуза

Теорема Коуза (Coase theorem) — положение новой институциональной экономической теории, согласно которой при нулевых трансакционных издержках рынок справляется с любыми внешними эффектами.

Предложена в 1960 г. Рональдом Коузом.

Формулировка теоремы

При наличии трех условий, а именно, четкой спецификации прав собственности, нулевых трансакционных издержках и отсутствии эффекта богатства, первоначальное распределение прав собственности будет нейтрально по отношению к конечному размещению ресурсов.

Предположение, что проблемы окружающей среды могут быть решены эффективным образом на основании частных соглашений между собственниками при условии, что отсутствуют операционные издержки, т.е. отсутствует обман, нет информационной асимметрии.

Таким образом, данная теорема состоит в том, что при соблюдении трех указанных условий то, как распределены права собственности, не имеет значения для эффективного использования ограниченных ресурсов. Если же в реальной жизни мы наблюдаем существование связи между распределением прав собственности и размещением ресурсов, то причину следует искать в размывании прав собственности, трансакционных издержках или эффекте богатства. Это объясняется тем, что потенциально наиболее эффективный собственник мог бы предложить наивысшую цену за ресурс, в результате чего этот ресурс неизбежно должен перейти к нему. Однако при отсутствии специфицированных прав собственности обмен невозможен, поскольку его необходимым условием является четкая определенность объектов и субъектов обмениваемых правомочий. При наличии положительных трансакционных издержек их величина может превзойти выигрыш, являющийся результатом перемещения ресурса к более эффективному собственнику.

Значение эффекта богатства

Теперь скажем отдельно об эффекте богатства. Данный эффект можно определить как зависимость цены спроса на некий ресурс от богатства и/или дохода индивида. Если такая зависимость существует, значит, полезность богатства относительно рассматриваемого ресурса изменяется, скажем, если цена спроса растет, то относительная полезность богатства сокращается. Это можно проиллюстрировать от противного (рис. 1).

Рис. 1. Отсутствие эффекта богатства для блага M

Рис. 1. Отсутствие эффекта богатства для блага M

На рис. 1 представлена карта безразличия для двух благ. В данном случае одно и то же приращение потребления блага M, т.е. денег, обеспечивает равные приросты полезности при одном и том же потреблении блага R, т.е. какого-либо ресурса. Следовательно, здесь отсутствует зависимость между полезностью денежного богатства и потреблением ресурса, так что цена спроса на данный ресурс от изменения богатства зависеть не будет. Отсутствие эффекта богатства является необходимым условием нейтральности распределения прав собственности для размещения ресурсов, поскольку разница в ценах спроса на ресурс может определяться не только различием в эффективности, но и наличием эффекта богатства. Если последний перекрывает эффект различия в эффективности, перемещение ресурса к более эффективному собственнику также не будет иметь места. В качестве доказательства данной теоремы обычно приводят числовые примеры.

Пример первый: курящий и некурящий

Здесь имеется два индивида, имеющие различные предпочтения относительно денег, М, и дыма, S, а именно, деньги являются благом для обоих, тогда как дым является благом для курильщика, s, и — антиблагом для некурящего, n.

Рис. 2. Ящик Эджуорта, описывающий предпочтения индивидов относительно двух благ и точки равновесия в зависимости от начальных запасов

Рис. 2. Ящик Эджуорта, описывающий предпочтения индивидов относительно двух благ и точки равновесия в зависимости от начальных запасов

На рис. 2.5 представлены две ситуации, когда права собственности на чистый воздух четко определены, а именно, в точке начального запаса Es права собственности на чистый воздух принадлежат курящему, а в точке начального запаса En права собственности на то же благо принадлежат некурящему. Соответственно, в первом случае будет иметь место максимальное количество дыма, соответствующее потребности курящего в курении, во втором случае количество дыма будет равняться нулю. Однако благосостояние каждого могло бы повыситься в результате обмена. Если права собственности на чистый воздух принадлежат курящему, он мог бы продать часть своего права, уменьшив число выкуриваемых сигарет, в результате чего получилось бы эффективное по Парето распределение денег и дыма в точке Х. Наоборот, если права собственности на чистый воздух принадлежат некурящему, он мог бы продать часть своего права, позволив курящему выкурить какое-то количество сигарет. В обоих случаях каждый переместится на более высокую кривую безразличия, т.е. благосостояние каждого повысится. Таким образом, наличие четко определенных права собственности и отсутствие издержек обмена позволяют обоим индивидам повысить свое благосостояние. Однако, как мы видим, конечное количество дыма в данном случае зависит от первоначального распределения прав собственности на чистый воздух. В частности, оно больше, если первоначальные права собственности на чистый воздух закреплены за курящим, т.е. конечное размещение чистого воздуха здесь ненейтрально по отношению к первоначальному распределению прав собственности. В данном случае теорема Коуза не подтверждается по причине не соблюдения третьего условия, а именно, отсутствия эффекта богатства. Положительный наклон контрактной кривой означает, что для обоих индивидов предельная полезность денег убывает. В этом можно убедиться, если на контрактной кривой начертить кривые безразличия, находящиеся друг от друга на равном расстоянии (рис. 3) и затем зафиксировать величину располагаемого чистого воздуха, S, проведя горизонтальную линию FF. Пересечение линии FF с кривыми безразличия представляют приросты денежного богатства при отсутствии увеличения S, которые обеспечивают равные приросты полезности. В данном случае наглядно показывается, что равные приросты полезности требуют все больших приростов денежного богатства. Отсюда вытекает, что цена спроса на одну и ту же единицу S по мере роста богатства будет возрастать и, следовательно, имеет место эффект богатства.

Рис. 3. Ящик Эджуорта, иллюстрирующий наличие эффекта богатства

Рис. 3. Ящик Эджуорта, иллюстрирующий наличие эффекта богатства

Если же мы будем допускать отсутствие эффекта богатства, ту же ситуацию можно представить следующим образом. В табл. 1 представлена зависимость между полезностями курильщика, Us, и некурящего, Un, от количества выкуриваемых курящим сигарет, q. Допустим, что право собственности на чистый воздух принадлежит курящему. Тогда он будет выкуривать необходимое ему количество в размере 5 сигарет, его полезность будет составлять 15, а полезность некурящего — 5. Однако если бы курильщик отказался, скажем, от одной сигаеты, он потерял бы 2 единицы полезности, в то время как некурящий приобрел бы 3 единицы. Значит, в случае сделки их общая полезность возросла бы на единицу, которую они могли бы разделить между собой и получить взаимную выгоду. Точно также обстоит дело и с переходом от 4-й к 3-й сигарете: ценой уменьшения полезности курящего на 2 единицы обеспечивается увеличение полезности некурящего на 4 единицы и, значит, снова есть основания для сделки. На трех сигаретах они и остановятся, поскольку дальнейшие сделки уже только сокращали бы их общую полезность. Теперь если мы закрепим права собственности на чистый воздух за некурящим, мы получим тот же результат в размере трех сигарет. В этом можно убедиться путем аналогичных подсчетов.

Зависимость полезности курящего, Us, и некурящего, Un, от количества выкуриваемых курящим сигарет

q Us Un
0 5 15
1 7 14
2 9 13
3 11 12
4 13 8
5 15 5

В качестве иллюстрации данного случая приводится рис. 4, на котором имеют место квазилинейные предпочтения в отношении денег, т.е. равные приращения денежного богатства дают равные приросты полезности, что и означает отсутствие эффекта богатства. Точки Es и En обозначают начальные запасы, при которых права собственности на чистый воздух закреплены, соответственно, за курильщиком и некурящим, а пунктирные стрелки обозначают направление изменений распределения двух благ между двумя индивидами в результате сделки. Данный рисунок наглядно показывает независимость количества дыма от того, за кем первоначально были закреплены права собственности на чистый воздух, что и является доказательством теоремы.

Рис. 4. Ящик Эджуорта, описывающий квазилинейные предпочтения индивидов, т.е. предпочтения, когда соответствующая им функция полезности линейна по одному из благ, в данном случае по благу М. В этом случае множество распределений, эффективных по Парето, СС является горизонтальной линией.

Рис. 4. Ящик Эджуорта, описывающий квазилинейные предпочтения индивидов, т.е. предпочтения, когда соответствующая им функция полезности линейна по одному из благ, в данном случае по благу М. В этом случае множество распределений, эффективных по Парето, СС является горизонтальной линией

Пример второй: земледелец и скотовод

Здесь в качестве ограниченного ресурса выступает участок земли, использование которого определенным образом распределено между пастухом, C, земледельцем, F, а именно имеется фиксированное поголовье скота, которое первый прогоняет через этот участок, и фиксированная посевная площадь у второго. Соответственно, увеличение поголовья скота или посевной площади может произойти только за счет уменьшения, соответственно, посевной площади или поголовья скота. Имеются следующие данные:

Здесь МСс — предельные издержки увеличения поголовья скота, которые несет пастух, МСf — предельные издержки увеличения поголовья скота, которые несет земледелец, МС — общие предельные издержки, MRc — предельный доход от увеличения поголовья скота, получаемый пастухом, MR — общий предельный доход.
При этих данных можно показать, что независимо от того, за кем вначале закреплено правомочие изменять распределение использования земельного участка, в конце концов, это распределение не изменится.

1. Если это правомочие закреплено за земледельцем, он уступит его пастуху, только если ему будет уплачена цена, по меньшей мере, компенсирующая его предельные издержки от увеличения поголовья скота. Чтобы заплатить эту цену, пастуху в качестве прибыли необходимо получить разницу между его предельным доходом и предельными издержками от увеличения поголовья скота, которая была бы, по крайней мере, равна этой цене. Таким образом, должно выполняться следующее неравенство:

где P1D — цена спроса пастуха, а P1S — цена предложения земледельца.

Однако из вышеприведенных данных получается следующее:

Итак, пастух не сможет компенсировать земледельцу его издержки и, следовательно, сделка не состоится и распределение использования участка останется прежним.

2. Если данное правомочие закреплено за пастухом, он уступит его земледельцу и, следовательно, откажется от увеличения поголовья скота, если в обмен получит сумму, по меньшей мере, возмещающую ему недополученную им прибыль в виде разницы между предельным доходом и предельными издержками от увеличения поголовья скота. Чтобы заплатить эту цену, земледелец в результате получения данного правомочия должен получить выгоду, как минимум, равную этой цене. Выгода земледельца измеряется предельными издержками, которых он избежал благодаря отказу пастуха от увеличения поголовья скота. Таким образом, должно выполняться следующее неравенство:

где P2D — цена спроса земледельца, а P2S — цена предложения пастуха.

Данное неравенство удовлетворяется, поскольку

Таким образом, в результате этой сделки обе стороны могут получить выгоду, разделив между собой разницу между альтернативными стоимостями земледельца, MCf , и пастуха, MRcMCc, и распределение использования участка останется неизменным.

Вэриан Х. Микроэкономика. Промежуточный уровень. М.: Юнити, 1997, глава 31.
Коуз Р. Фирма, рынок и право. М.: Дело, 1993, «Проблема социальных издержек».
Олейник А. Н. Институциональная экономика. М.: Инфра-М, 2000, лекция 9.

Поделиться
Нравится
Добавить в закладки
Добавить комментарии
Поиск по сайту
Loading
Навигация
Новые публикации
Статистика
   
Другие понятия
Наши партнеры