История торговли в России

При Петре Великом

Царь Петр I за работой

Царь Петр I за работой

Внешнюю торговлю Петр считал одним из действительнейших средств приобщить Россию к западноевропейской культуре. В начале своего царствования он принимал энергичные меры к расширению торговли. Трижды посетил Архангельск и построил на Соламбальской верфи несколько кораблей для экспорта казенных товаров за границу. И торговля Архангельска быстро развивалась; в конце XVII в. оборот ее едва достигал 850 000 руб., а в 1710 г. — 1 485 000 руб. Но Белое море, по своей отдаленности, краткости периода навигации и ее трудностям, не соответствовало потребностям российской внешней торговли даже в тогдашним ее размерах.

Нужен был иной, более удобный выход для произведений русского хозяйства. После неудачной попытки утвердиться на Азовском море, приобретены были для России юго-восточные берега Балтийского моря и основан был С.-Петербург. Обещаниями льгот иностранные торговцы привлекались к новому русскому порту; наибольшее участие в его торговле приняли голландцы и англичане. С Францией в 1706 г. заключена была торговая конвенция; итальянским кораблям, в уважение дальности, обещана уступка половины пошлин; князю Меньшикову поручено было войти в переписку о торговых льготах для купцов Гамбурга, Бремена и Данцига. В то же время Петр озаботился устройством водного сообщения внутренних хлебородных и населенных областей государства с Петербургом (Вышневолоцкая система). Канал для обхода Ладожского озера начат был в 1719 г., окончен в 1728 г.

Утвердившись на Неве, Петр удвоил свои заботы о Петербурге и его торговли. Он велел приступить к сооружению военного и купеческого порта на острове Ретусари (Котлине), где должен был иметь постоянное местопребывание балтийский флот, и где разгружались бы все корабли, для которых вход в устье Невы, по его мелководью, был невозможен. Впоследствии гавань эта, равно как и возникший при ней город, получила название Кронштадта. Торговля в новом порте сначала слабо развивалась. Как русские, так и иностранцы предпочитали Архангельск, куда пути были издавна налажены. Для усиления торговли Петербурга Петр принял ряд искусственных мер. Указом 31 октября 1713 г. он повелел «объявить всенародно, чтобы купецкие и других чинов люди, у кого есть пенька и юфть, к городу Архангельскому и на Вологду для торговли не возили, а привозили бы в Петербург. Так же которые государевы товары: икру, клей, поташ, смолу, щетину, ревень к Архангельску не отпускать, а привозить по тому ж в Петербург». Торговые иноземцы приглашались уведомить своих соотечественников за границей, чтобы корабли для нагрузки русских товаров присылались к Петербургу, а не к Архангельску. Впоследствии, по ходатайствам купцов, при скоплении экспортных товаров в Петербурге, давались разрешения известную часть товара везти к Архангельску. По указу 20 ноября 1717 г. в Петербург переселены были самые именитые купцы Архангельска. Указом 1720 г. с товаров, направленных к Петербургу, обычная 5 % пошлина понижена до 3 %, с назначенных же к вывозу из Петербурга за границу не взималось никаких пошлин на внутренних заставах; обозы с этими товарами, по освидетельствовании и запечатании, безостановочно проходили до самого Петербурга.

Всеми этими мерами петербургская торговля была усилена, архангельская — сокращена. В течение 8 лет (1710-1718) отпуск Архангельска поднялся с 11/3 до 21/3 млн. руб., а привоз с 142 000 до 600 000 руб.; в 1726 г. по Архангельску отпущено товаров на 285 387, а привезено всего на 35846 р. Из Петербурга в 1718 г. вывезено было товаров на 268 590, в 1726 г. — на 2 403 423 руб.; в 1718 г. привезено в Петербург на 218 049 руб., в 1726 г. — на 1 549 697 руб. В 1720 г. в Неву вошло 76 иностранных судов, в 1722 г. — 119, в 1724 г. — 180. Таможенных пошлин по Петербургскому порту поступило в 1724 г. 175 417 руб., всего же по Балтийскому и Белому морям в 1725 г. собрано было этих пошлин 452 403 руб.

Торговля Риги, сильно сократившаяся в первые годы по завоевании ее Россиею, скоро превзошла прежние размеры: в 1704 г. Ригу посетило 359 судов, в 1725 г. — 388. Рост Риги, несмотря на конкуренцию Петербурга, объясняется тем, что Рига по импорту и экспорту обслуживала далекий от Петербурга литовско-польский район. Ревель, Нарва и Выборг утратили долю своего прежнего значения, отчасти и вследствие военных событий. Выборгу, особенно от них пострадавшему, Петр предоставил свободную торговлю хлебом, смолой, лесом и другими товарами, запрещенными или же составлявшими предмет казенной монополии. В видах развития русской сухопутной торговли, в 1714 г. отправлен был в Польшу и Венгрию казенный транспорт сибирских товаров, которые там имели отличный сбыт; на вырученные деньги были закуплены венгерские вина. Нежинским грекам дана была привилегия торговли с Молдавией и Валахией. Возникла сухопутная торговля через Польшу с Пруссией. В 1723 г. русским купцам было разрешено торговать с Бреславлем. Складочным местом нашей сухопутной торговли с Германией был в это время Васильков — русская таможня на польской границе.

Пётр I в 1709 году, рисунок середины XIX века

Пётр I в 1709 году, рисунок середины XIX века

Не имела успеха попытка Петра приобрести несколько крепких пунктов на восточном берегу Каспийского моря, чтобы оттуда вести непосредственно торговлю с Хивою и Бухарой, а затем, с помощью караванов, посылаемых из этих ханств в Индию, направить индийскую торговлю через Каспийское море в Россию. Русско-персидская торговля по-прежнему была сосредоточена преимущественно в руках армянских купцов, имевших свои конторы в Астрахани. Они не только привозили персидские товары, преимущественно шелк, в Россию, но и отправляли их морем в Голландию, откуда, в свою очередь, вывозили голландские сукна и другие товары, находившие сбыт в Персии. Петр охотно разрешал эту торговлю, ввиду значительного казенного дохода от транзитных пошлин. В 1711 г. он, с ведома и одобрения персидского шаха, заключил с армянами условие, в силу которого весь вывозимый из Персии шелк должен был доставляться ими в Россию. За это армянам предоставлялась монопольная торговля шелком, и давались некоторые пошлинные льготы. Русские купцы, преимущественно из Астрахани, вели довольно оживленную активную торговлю в Низабаде и Реште. Товары свои они складывали преимущественно в Шемахе. Когда этот город, в 1711 г., был разграблен лезгинцами, русские купцы потеряли значительный суммы: убытки одного торгового дома простирались до 180 000 руб. В 1716 г. привоз бухарских и персидских товаров в одну только Астрахань простирался на сумму до 464 000 руб., пошлин же взыскано свыше 22500 руб. Для упрочения русско-персидских торговых отношений, в 1715 г. отправлено было в Персию особое посольство, которому и удалось заключить с Персией торговый договор. В 1720 г. царь назначил в Испагань русского консула (который, впрочем, вследствие внутренних беспорядков, остановлен был в Реште). Англичане обратились с просьбою о разрешении возобновить свою транзитную торговлю с Персией через Россию, но получили отказ, так же как голландцы и французы. Последние годы царствования Петра ознаменованы были рядом распоряжений, касавшихся организации русско-персидского торгового судоходства на Каспийском море и судостроения в Астрахани.

В видах упорядочения русско-китайской торговли, Петр еще в 1698 г. повелел отправлять караван из Москвы в Нерчинск не ежегодно, а через год, дабы от наплыва русских товаров не падали там на них цены. В 1719 г. Петр отправил в Пекин капитана гвардия Измайлова, которому удалось добиться заключения трактата на таких, между прочим, условиях:

  1. чтобы в Пекине имел постоянное пребывание русский консул, а в некоторых других городах вице-консулы;
  2. чтобы русские имели право беспрепятственно ездить по всей территории Китая и перевозить по китайским рекам товары и складывать их на пристанях;
  3. чтобы русским купцам разрешена была в Китае беспошлинная торговля.

Русско-китайские отношения, однако, не наладились. Скоро по отъезде Измайлова, китайское правительство запретило русским караванам приезжать в Пекин до установления определенных границ между Россией и Китайскою Монголией; установление же границ, по вине китайцев, замедлялось.

Вступив на престол, Петр не только оставил в силе все казенные монополии, но еще и умножил их: юфть, пенька, поташ, деготь, сало, конопляное масло, льняное семя, ревень, икра, рыбий клей могли подвозиться частными лицами лишь к речным, озерным или морским пристаням, а затем переходили в руки казны. Сначала Петр вел эту торговлю, подобно своим предшественникам, сам или доверял ее ведение особым чиновникам, но скоро, за недосугом, стал сдавать экспорт казенных товаров на откуп. Так, в 1703 г. вывоз дегтя, «тюленьих шкур и всех продуктов рыболовства Архангельского побережья сдан был князю Меньшикову; вологодские купцы Оконишниковы в то же время получили монополию на отпуск льняного семени. Позднее торговля икрой сдана была за 100 000, ревенем — за 80000 руб. Сдавались и другие экспортные и некоторые привозные товары. Не сданные на откуп монопольные товары казна продавала, согласно указу 1715 г., исключительно за наличные деньги (полновесные «ефимки», т.е. иохимсталеры). Впрочем, Петр держался системы казенных монополий лишь до тех пор, пока опыт не убедил его в их невыгодности для казны и вреде для народного благосостояния. Указом 8 апреля 1719 г. повелевалось «казенным товарам быть только двум: поташу и смольчаку», которые изъяты были из круга «повольной» торговли в видах сбережения лесов.

В 1718 г. учреждена была коммерц-коллегия. Первое русское консульство было учреждено в Амстердаме; за ним последовали консульства в Лондоне, Тулоне, Кадиксе, Лиссабоне, а вскоре почти во всех главнейших городах Европы и Персии.

В 1724 г. изданы были таможенный тариф и морской торговый регламент. По тарифу 1724 г., пошлина с большинства привозных и отпускных товаров не превышала 5 % цены, но отпускные товары, по снабжении которыми Западной Европы, Россия имела мало или вовсе не имела конкурентов, оплачивались более высокими пошлинами; например, с цены отпускной пеньки взималось 27,5 %. Таможенные пошлины уплачивались иностранною монетой, принимавшеюся по известному курсу. Таможенных доходов собиралось в конце царствования Петра до 869,5 тыс. руб. Ценность вывоза из России была выше ценности ввоза, что объясняется столько же полезностью русского сырья для западноевропейской обрабатывающей промышленности, сколько малым в России спросом на предметы роскоши и комфорта, за недостатком богатых людей. Но и тогдашние, сравнительно малые затраты русских на оплату импорта беспокоили Петра; ему хотелось создать торговый флот, чтобы сберечь в пользу России морской фрахт, и если не увеличить вывоз изделий, то хотя бы сократить привоз их, развив в стране обрабатывающую промышленность.

Указом 8 ноября 1723 г. повелевалось, между прочим, «умножать свои коммерции, строить компании, партикулярные торги заводить в Ост-Зее, например, в Польшу отправлять персидские товары, кушаки и прочее» и делать все это «не голосно, дабы лишним эхом вреда вместо пользы не было». В 1724 г. царь задумал снарядить за свой счет три русских судна в Испанию и одно во Францию, с тем, чтобы купцы, которые должны были отправиться туда с товарами, остались некоторое время за границей для изучения торговых операций. К числу мероприятий, направленных к сокращению иностранного привоза, относятся льготы и привилегии за учреждение фабрик и заводов в России и обложение привозных заграничных товаров. «Чтобы собрать рассыпанную храмину купечества», Петр учредил в городах магистраты. Покровительство его фабрикантам дошло даже до прикрепления крестьян к фабрикам.

При преемниках Петра до Екатерины II

Серебряный рубль 1727 года

Серебряный рубль 1727 года

Ближайшие преемники Петра продолжали его торговую политику, но скоро стали обнаруживаться ее недостатки и, прежде всего, излишняя мелочная регламентация торговли и промышленности. Заявлялись протесты со стороны купечества, для рассмотрения которых была учреждена в 1727 г., в Санкт-Петербурге, особая комиссия. В числе рассмотренных ею заявлений была челобитная от проживавших в Петербурге английских, голландских и гамбургских купцов с просьбой об уменьшении таможенных пошлин на привозные иностранные товары. В 1731 г. издан таможенный тариф, по которому пошлины с ввозимых товаров были понижены, а с некоторых вывозных товаров совсем сложены. Обложение по цене для большей части товаров заменено пошлинами с веса, меры и счета. Обложение товаров, шедших через Архангельск, дополнительною пошлиной в 25 % было отменено. В 1731 г. издан был «морской устав», по которому с русских купцов, отправлявших свои товары из Санкт-Петербурга, Архангельска и Колы на собственных кораблях, или же вообще на судах построенных в России, взималось сборов в 4 раза меньше, чем было установлено тарифом; с привоза на тех же кораблях, во избежание подлогов, брали, полную пошлину. Если русский подданный отпускал свои товары на иностранных кораблях, то платил лишь 3/4 пошлины, установленной для иностранцев. Благодаря облегчению таможенного бремени, торговля оживилась; так, из Петербурга в 1726 г. вывозилось русских товаров на 22/5 млн. руб., а в 1751 г. — на 41/4; в 1726 г. привозилось в Санкт-Петербург на 11/2, а в 1751 г. — на 33/4 млн. руб.

Предсмертное распоряжение Петра о посылке в Испанию трех русских кораблей с русскими товарами было исполнено при Екатерине I: корабли были нагружены салом, пенькою, канатами, юфтью, полотнами, парусиной, льном и икрою; казна доставила от себя 2/3 груза, остальное с большим трудом собрали между торговцами, из коих двое, по приказу правительства, должны были отправиться в это путешествие. Суда благополучно прибыли в Кадикс и здесь, под наблюдением русского консула, груз был скоро распродан; но пример этот не нашел последователей. Такой же исход имели попытки завести активную торговлю с Италией и Францией. Удачнее и продолжительнее был опыт купцов Баженова и Крылова, посылавших на собственных кораблях товары в Амстердам и Гамбург.

В общем русская внешняя торговля по прежнему оставалась в руках иноземцев, сначала преимущественно голландцев, а с 30-х годов — англичан. В английских руках сосредоточивался вывоз из России железа, парусины, полотна, ревеня. Южноевропейских купцов англичане приучили обращаться с заказами на русские товары к английским торговым фирмам. Правительство неоднократно пыталось установить непосредственные торговые сношения с Францией, но эти попытки не увенчались успехом, отчасти по политическим причинам, преимущественно же вследствие недостатка у русских и французских купцов предприимчивости. В 1734 г. между Россией и Англией заключен был договор, предоставлявший подданным обоих государств право свободного плавания и торговли во всех областях, принадлежащих им в Европе, причем английские и русские корабли допускались на правах наибольшего благоприятства. Как русские в Англию, так и англичане в Россию имели право провозить всякие, за немногими исключениями, товары, причем с обеих сторон уплачивались одинаковые пошлины. Для устранения обманов и фальсификата учрежден был «правдивый брак», с возложением на браковщиков ответственности за доброкачественность продуктов. Договор этот возобновлен был в 1742 г. еще на 15 лет.

Предмет торговли России прошлых времен - пенька (волокна из стебля конопли)

Предмет торговли России прошлых времен - пенька (волокна из стебля конопли)

Таким же характером отличался торговый договор 1726 г. с Пруссией, возобновленный в 1743 г. на 18 лет. В Швецию, по договору 1735 г., дозволено было беспошлинно вывозить из гаваней Балтийского моря хлеба на 50000 р., пеньки, льна и мачт — также на 50000 р. После двухлетней войны заключен был, в 1743 г., новый договор, которым восстановлена была обоюдно-свободная торговля подданных обоих государств. Из России допускался беспошлинный вывоз хлеба, пеньки и льна на сумму вдвое большую, чем по договору 1735 г., а в случае неурожая в Швеции разрешалось вывозить туда хлеба «сколько не доставать будет». Через Польшу в Пруссию, Шлезвиг, Саксонию и Турцию шли русские меха, кожи и скот: русские купцы сами отправлялись на места назначения товаров и там приобретали товары нужные для России. Морская торговля шла преимущественно через порты Балтийского моря, между которыми Петербург играл господствующую роль. Расширению его торговых оборотов особенно содействовало улучшение Вышневолоцкого водного пути и открытие, в 1728 г., Ладожского канала. Кроме Петербурга, Россия имела на Балтийском море 6 торговых портов: Ригу, Ревель, Пернов, Аренсбург, Нарву и Выборг. В 1737 г. присоединен к ним Гапсаль, в 1747 г. — Фридрихсгам.

Сношения с Востоком подверглись многим переменам. По трактату, заключенному в 1732 г., в Реште, Россия возвратила Персии большую часть своих завоеваний. За это шах предоставил русским купцам право беспошлинной торговли в Персии, обязался защищать русских от всякого произвола и оказывать им скорое правосудие, без обычной в Персии волокиты. России предоставлено было содержать в городах консулов, для охраны интересов своего купечества. В 1755 г. основано было русское товарищество для торговли с Персией. Армяне, видя в нем серьезного конкурента и не добившись его закрытия, соединились с ним в 1758 г. в одно «Персидское торговое общество», с капиталом в 600 000 руб. В 1762 г. оно, вместе с другими монопольными компаниями, было закрыто, так как Петр III нашел, что русские торговые компания того времени служили лишь убежищем обанкротившимся купцам и были «не что иное, как только неправедное присвоение одному того, что всем принадлежит».

Условия торговли со Средней Азией несколько улучшились после принятия Киргиз-Кайсацкою ордой русского подданства (в 1731 г.), особенно благодаря основанию на р. Урале Орской крепости, Троицка и Оренбурга. С 1750 г. начинается довольно частое движение в Оренбург караванов из Бухары, Ташкента, Кашгара. Небезуспешны были попытки русских купцов ходить с товарами, через Оренбург, в Среднюю Азию. В Балхе русские караваны встречались с индийскими и с ними обменивались товарами. По договору с Турцией 1739 г. подданным обоих государств предоставлялась свободная торговля; но русская торговля на Черном море должна была производиться на судах турецких подданных. Посольству, отправленному Екатериною I, удалось заключить с китайским правительством в 1727 г. генеральный трактат, а в 1728 г. — дополнительный, которыми устанавливалась свободная торговля между империями. Для торга частных лиц назначены были два пограничных места — Кяхта и Цурухайту; право отправлять в Пекин караваны предоставлено было только русскому правительству, не чаще чем раз в три года, и число купцов в караванах не должно было превышать 200. С этого времени правительство отправляло свои караваны с мехами в Пекин только 6 раз, между 1728 и 1755 г.г. Караванный торг за счет казны требовал значительных затрат, не окупавшихся прибылями, почему при Петре III был отменен. В Китай сбывались преимущественно меха, а получались оттуда шелк, ревень.

Монополия во внешней торговле оставались в силе, интересуя не только купцов, но и знатных людей; так, например, граф П. И. Шувалов получил исключительное право на отпуск за границу сала, ворвани, леса. С другой стороны, энергии того же Шувалова Россия обязана уничтожением (1 апреля 1753 г.) внутренних застав и отменою внутренних пошлин, все усложнявшихся и увеличивавшихся. Отменены были сборы: 1) таможенный (т.е. рублевая и ярмарочная пошлина); 2) с найма извозчиков и плавных судов; 3) с клеймения хомутов; 4) с мостов и перевоза; 5) подымный; 6) с подпалых и палых лошадиных и яловичных кож и со скотины; 7) привальный и отвальный; 8) с яицкой рыбы десятый сбор; 9) канцелярский мелочной; 10) с ледокола и водопоя; 11) с четвериков померных; 12) с продажи дегтя; 13) с весов весчих товаров; 14) с каменного жернового промысла и горшечной глины; 15) с проезжих печатных грамот; 16) вычетное у винных подрядчиков и объявителей; 17) с таможенного письма. Не столько самые пошлины были обременительны, сколько формальности, произвольные поборы и всяческие прижимки со стороны сборщиков (целовальников) и откупщиков. Особенно тяжелы были эти сборы для сельской мелочной торговли, так как всякий товар ценою выше 2 гривен записывался в таможне. Взамен отмененных сборов таможенное обложение привозимых и отвозимых товаров в пограничных таможнях было увеличено на 13 %. В момент отмены внутренних пошлин, годовая сумма их по всей России, без Сибири, определялась по 5-летней сложности в 903 537 руб.; а так как она составляла не менее 5 % ценности товаров, обращавшихся во внутренней торговле, то вся сумма внутреннего торгового оборота определяется в 18 млн. руб., тогда как оборот внешней торговли по привозу достигал 6, а по отпуску 7,5 млн. руб.

Такое слабое развитие внутренней торговли указывает на господство натурального хозяйства над денежным. Таможенный тариф 1757 г. имел строго протекционный характер: на все предметы не первой необходимости привозные пошлины были возвышены. Число предметов, запрещенных к привозу или вывозу, было увеличено. Тариф этот не касался лифляндских портов. При Петре III сделано было многое для облегчения внешней торговли. Вывоз хлеба, который то разрешали, то, без достаточных причин, запрещали, стал производиться из всех портов беспрепятственно. Облегчен был вывоз соленого мяса и живого скота. Архангельск получил все права, какими пользовался петербургский порт. Важнейшими предметами русского отпуска, по данным 1758-68 гг., были, кроме хлеба, пенька (ок. 21/4 млн. пудов в год), лен (692 тыс. пудов), льняное и конопляное семя (120 тыс. пудов), конопляное и льняное масло (166 тыс. пудов), пеньковые канаты (19 тыс. пудов), полотно и равентух (до 7,5 млн. аршин), сало (до 1 млн. пудов), юфть и другие кожи (до 200 тыс. пудов), меха, преимущественно дешевые, живая птица, мыло, конский волос, щетина, железо, медь. Отпуск деревянных балок, мачтового и прочего леса, равно как смолы и дегтя, подвергался стеснениям, а нередко и полному запрещению, в видах сбережения лесов. Из транзитных азиатских товаров вывозились шелк и ревень. О количестве привоза сведения имеются по Петербургу: сюда в половине XVIII стол. привозилось сукон и шерстяных изделий на 827 тыс. руб., индиго и прочих красящих веществ на 505 тыс., вин и водок на 348 тыс., сахара на 198 тыс., мелочного товара на 146 тыс., шелковых материй на 108 тыс., свежих фруктов на 82 тыс., галантереи на 60 тыс., чая и кофе на 57 тыс. Общий годовой оборот внешней торговли и таможенный доход в этом период выражаются, по данным Шторха, следующими числами:

В 1761 г. приходило в русские порты 1779 кораблей, в том числе в С.-Петербург и Кронштадт - 332, Ригу - 957, Ревель - 145, Нарву - 115, Выборг - 80, Пернов - 72, Фридрихсгам - 37, Аренсбург - 34, Гапсаль - 7.

При Екатерине II и Павле I

Убежденная в том, что «торговля оттуда удаляется, где ей делают применения, и водворяется там, где ее спокойствие не нарушается», Екатерина, вскоре по воцарении своем, издала указ о торговле, которым подтвердила распоряжения Петра III об облегчении торговли хлебом, мясом, льном, а также об отмене казенного торга с Китаем; повелела «ревеню и смоле быть в вольной торговли, но поташ и смольчуг, для сбережения лесов, оставить казенными товарами; узкий холст вольно вывозить за границу, но льняную пряжу не выпускать; уничтожить откупа табачный, тюлений и рыбный выписывание шелку и выпуск бобров сделать вольным». Уничтожен был и таможенный откуп, отданный Шемякину в 1758 г. за 2 млн. руб. в год. В 1763 г. учреждена была «Комиссия о коммерции».

Выработанным ею и введенным в 1767 г. в действие тарифом налагались высокие пошлины на привозимые товары «к домашним уборам и украшениям, также к роскоши в пище и питии следующие»; запрещены к привозу те продукты, коими «по изобилию в собственном государстве довольствоваться можем»; освобождены от пошлины товары, «которых произращение или заводы в государстве еще не начиналось, дабы земледелие или рукоделие оного поощрить». Заморские продукты и товары, которые производились в России «еще не в довольном количестве и не совершенной доброты», обложены были пошлиной в размере около 12 %. На привозимые товары, «которые также в России делаются, и оные фабрики приведены в некоторое совершенство», установлены были пошлины в 30 % с цены, для поощрения фабрик. «Оный излишек в 30 % к поощрению доволен быть может; ежели же не доволен, то такие фабрики держать бесполезно». Преобладающее значение в развитии внешней торговли имели, по-прежнему, голландцы и англичане, особенно последние, пользовавшиеся, по трактату 1766 г., особыми преимуществами: например, они могли уплачивать пошлины ходячею российскою монетою, по расчету 1 руб. 25 коп. за ефимок, тогда как с прочих иностранцев они взимались непременно ефимками, по курсу 50 коп. Отношение к англичанам изменилось с тех пор, как во время англо-американской войны русские суда, одинаково с судами других наций, стали подвергаться со стороны англичан осмотру и остановке по подозрению в провозе военной контрабанды, причем за контрабанду принимались и предметы, необходимые для снаряжения кораблей, и даже съестные припасы. Вооруженный нейтралитет положил этому конец (1780 г.).

Пользуясь охлаждением между Россией и Англией, континентальные государства, одно за другим, заключили с Россией договоры, предоставлявшие им те же права, какими у нас пользовались англичане. В 1782 г. с Россией заключила договор Дания, в 1785 г. — Австрия, в 1786 г. — Франция, в 1787 г. — Неаполитанское королевство и Португалия. Понижены были у нас пошлины на французские, венгерские, неаполитанские и португальские вина, на марсельское мыло, оливковое масло, бразильские индиго и табак, португальскую соль, которая ввозилась в Ригу и Ревель. Взамен того, было выговорено: у австрийского правительства — понижение пошлин на русские меха, икру и юфть; у французского — освобождение русских судов от уплаты фрахтовых пошлин и понижение пошлин на русское сало, мыло, воск, полосовое и сортовое железо; у неаполитанского — значительная сбавка пошлин с русского железа, сала, кож, юфти, канатов, мехов, икры, льняных и пеньковых полотен, у португальского — уменьшение пошлин с досок и леса, с пеньки, конопляного масла и семени, с полосового железа, якорей, пушек, ядер и бомб, с парусных полотен; фламских, равентуха и льняных коломянок; наконец, Дания предоставила русским судам значительные льготы при проходе через Зунд.

С Англией договор 1766 г., по истечении 20-летнего срока, не был возобновлен. События, совершившиеся во Франции в 1789-92 гг., послужили поводом к резкой перемене в русской политике: прекратив действие договора 1786 г., Екатерина запретила французским судам вход в русские порты, запретила ввоз каких бы то ни было французских товаров и торговли ими, с Англией же заключила 29 марта 1793 г. конвенцию, которою, между прочим, было постановлено не отпускать во Францию ни хлеба, ни прочих жизненных припасов. Эти неприязненные меры распространились и на торговые сношения с Голландией и другими государствами, подпавшими под власть французов. Указом 20 мая 1796 г. голландским судам закрыт был доступ в русские порты.

Сношения с южноевропейскими государствами через Азовское и Черное моря в начале царствования Екатерины были незначительны. Вся азовско-черноморская торговля сосредоточивалась в Черкасах, куда кубанцы и крымские татары привозили греческие вина, южные фрукты, растительные масла, рис, хлопок, а русские — кожу, коровье масло, холст, железо в деле и не в деле, пеньку, канаты, меха, кожи. Русские купцы часто ездили в Крым и подолгу живали там, пользуясь благосклонностью тамошнего правительства и платя умеренные пошлины: 5 % при ввозе и 4 % при вывозе. По Кучук-Кайнарджийскому миру (1774 г.) русские суда получили право свободного плавания во всех турецких водах, а русские купцы — все льготы, какими в Турции пользовались подданные наиболее благоприятствуемых ею держав. Чтобы оживить торговлю в вновь приобретенных от Турции портах, Екатерина ввела для них особый, льготный тариф, ставки которого как на привозные, так и на отпускные товары были на 25 % ниже, чем по общему тарифу. Продолжалась законодательная деятельность на пользу внутренней торговли: в 1773 г. отменены были последние казенные монополии; в 1785 г. издано «Городовое Положение», расширившее права торгового сословия; основано было и переименовано из сел до 300 новых городов. Улучшались водные пути; основывались кредитные учреждения. С 1762 по 1796 г. отпуск русских товаров за границу увеличился в 5 раз, а привоз из-за границы — вчетверо:

Периоды Вывоз Привоз
млн. руб.
1863—1765 12,0 9,3
1766—1770 13,1 10,4
1771—1775 17,4 13,2
1776—1780 19,2 14,0
1781—1785 23,7 17,9
1786—1790 28,3 22,3
1791—1795 43,5 34,0
1796 67,7 41,9

На сумму до 200 000 р. привозились: хлопок, полотно, свинец, цинк, железо листовое, иглы, инструменты для ремесел, галантерейный товар, тесьмы, шелковые и шерстяные, чулки, писчая бумага, фаянсовые и фарфоровые изделия, аптекарский товар, сыр, лошади. Весь привоз, в среднем, составлял ежегодно 27 886 000 руб. Морских торговых судов в главные русские порты пришло в 1763 г. не более 1500, а в 1796 г. — 3443.

Император Павел I в самом начале своего царствования издал ряд указов, которыми смягчил запретительный характер мер, принятых в 1793 г. против торговли с Францией. Двумя указами 16 и 28 февраля 1797 г. он разрешил провозить из Голландии не только всякие товары в тарифах не запрещенные, на судах, нейтральным державам принадлежащих, но и некоторые французские: прованское масло, консервы, оливки, анчоусы, вина, водки, аптекарские материалы; ввоз прочих товаров оставлен был под запрещением, равно как и всякие непосредственные сношения с Францией. С Португалией закреплены были выгодные для России торговые связи трактатом 1798 г. С Пруссией, в 1800 г., заключен был договор морского вооруженного нейтралитета; трактаты с прочими, не враждовавшими в то время с Россией государствами, подтверждались безо всяких изменений.

Торговля с Китаем, по правилам 1800 г., должна была иметь строго меновой характер; на деньги продавать китайцам что-либо запрещено было под страхом штрафа. Для защиты интересов русской торговли избраны первейшие купцы, которые должны были заботиться о поднятии цен на русские товары и о понижении — на китайские. По изданному в 1800 г. для торговли с Китаем кяхтинскому тарифу, таможенная пошлина должна была взиматься китайским золотом и серебром, а также русскою медною монетой и ассигнациями; допущены были, как и раньше, отсрочка в платеже и перевод векселями на Иркутск, Тобольск, Москву и Петербург. Для облегчения торговых сношений со Средней Азией разрешен был вывоз туда из пограничных таможен иностранной золотой и серебряной монеты.

Таможенный тариф, изданный в 1797 г., отличался от тарифа 1782 г. более высокими пошлинами на жизненные припасы. Двум «первенствующим» купеческим гаваням Крыма, Феодосийской и Евпаторийской, Павел даровал полную свободу прихода судов всех наций, «с тем, что всякому и каждому природному российскому подданному и иностранцу не только в эти гавани привозить товары беспошлинно, но доставлять и по всем другим местам полуострова на таком же праве». В случае отправки таких товаров внутрь империи, они подлежали оплате, в Перекопе, пошлинами по тарифу, так же как и товары, ввозимые в Крым из остальных местностей России. Многое в это царствование сделано и для развития торговли внутренних областей империи: окончен Огинский канал, соединяющий бассейн Днепра с бассейном Немана; прорыт Сиверсов канал для обхода оз. Ильменя; начат Сясский канал и продолжались работы по сооружению канала Мариинского.

В последние годы царствования Павла I издано, под влиянием внешних политических событий, несколько распоряжений о торговле. Так, по указу 6 марта 1799 г. повелено было арестовать все находившиеся в то время в русских портах суда, принадлежавшие жителям Гамбурга, так как император с некоторого времени заметил «наклонность гамбургского правления к правилам анархическим и приверженность к правлению французских похитителей законной власти». Указом 12 октября того же года запрещен был вход в русские порты датским коммерческим судам, «по причине установленных и терпимых правительством в Копенгагене и во всем Датском королевстве клубов, в основаниях одинаковых с теми, которые произвели во Франции всенародное возмущение и низвергли законную королевскую власть». Оба эти распоряжения отменены были в октябре того же года, когда император нашел, что и гамбургское правление, и датский король удовлетворили всем его требованиям, «предложенным для блага общего». В ноябре 1800 г. повелено было секвестровать во всех лавках и магазинах всякие английские товары и совершенно запретить продажу их. 8 февраля 3801 г., «вследствие мер, принятых со стороны Франции к безопасности и охранению российских кораблей», сношения с этой державой по торговле были вновь разрешены. Одновременно запрещено было вывозить русские товары не только в Англию, но и в Пруссию, ввиду того, что Англия, по разрыве непосредственной торговли с Россией, «расположилась вести оную через посредство других наций». 11 марта 1801 г. император повелел, чтобы из российских портов, пограничных сухопутных таможен и застав никаких российских товаров без особого Высоч. повеления вывозимо не было. В 1800 г. вывезено было товаров на 61,5 млн. руб., а привезено на 46,5 млн. руб.

В XIX столетии

При Александре I

Воцарившийся 12 марта 1801 г. император Александр I, «желая доставить коммерции свободное и беспрепятственное обращение», указом 14 марта повелел снять «учиненное перед тем запрещение на вывоз разных российских товаров», а также эмбарго с английских кораблей и секвестр с имущества английских купцов. Вскоре спор с Англией о нейтральной торговле закончен был миром, заключенным 5 июня 1801 г. в С.-Петербурге. Было признано, что нейтральный флаг не покрывает неприятельского груза, и что воюющие державы могут останавливать нейтральные суда, даже идущие под конвоем, вознаграждая их за убытки в случае неосновательного подозрения. 26-го сентября 1802 г. заключен был в Париже с Францией договор на началах коммерческого трактата 1786 г. По Тильзитскому договору 1807 г. Александр обязался, в случае, если Англия в течение 5 месяцев не заключит мира с Наполеоном, приступить к «континентальной системе». 24 октября того же года издана декларация о разрыве с Англией; вслед за тем наложено эмбарго на английские суда, а в 1808 г. запрещен привоз английских товаров в Россию.

Континентальная система, заградив русскому сырью сбыт морем за границу, нанесла тяжкий удар нашему сельскому хозяйству, не принеся пользы обрабатывающей промышленности, так как изделия русских заводов и фабрик еще не могли соперничать с иностранными, проникавшими к нам через сухопутную границу. Огромные массы русских отпускных товаров лежали без движения в приморских городах, и в то же время мы не могли получать многих колониальных продуктов, необходимых для фабрик, напр. красильных веществ. Наша внутренняя торговля ослабела, вексельный курс упал. При очевидной невозможности поддерживать вредную для России систему, Александр I, дозволил с 1811 г. привоз колониальных товаров под американским флагом и запретил к привозу чужеземные предметы роскоши, шедшие к нам сухим путем, преимущественно из Франции. Перемена в русской торговой политике, вместе с рядом обстоятельств политического свойства, повела к разрыву с Францией, и к новому сближению с Англией. В 1814 г. возобновлены были торговые сношения с Францией и Данией, в 1815 г. — с Португалией.

В это время в нашей европейской торговле имело еще силу таможенного тарифа изданное в 1810 г. «Положение о торговле на 1811 г.», которым разрешались к беспошлинному привозу многие сырые произведения, потребные для ремесел и фабрик, и запрещался привоз изделий льняных, шелковых, шерстяных; пошлины на вывоз льна, пеньки, сала, льняного семени, смолы и парусных полотен были возвышены. В видах экономического сближения с европейскими государствами император еще на венском конгрессе согласился смягчить суровость этого положения но решено было сделать это постепенно. По тарифу 1816 г., все еще оставались запрещенными к привозу кожи выделанные, чугун, многие изделия из железа, меди и олова, многие сорта хлопчатобумажных и льняных тканей; но прочие изделия допущены с уплатою пошлины в 15 — 35 % по стоимости (бархат, батисты, сукна, ковры, одеяла, сортовое железо, ножевой товар, оружие, меха и пр.). Пошлины постановлено было взимать и серебром, и ассигнациями, считая (на 1817 г.) 4 руб. ассигнациями равными 1 рублю серебром; с товаров обложенных не по весу, а по цене — только ассигнациями. Тариф 1816 г. уже в 1819 г. был заменен новым, по следующему поводу. Статьей XVIII венского трактата Россия, Австрия и Пруссия взаимно обязались «для споспешествования, по возможности, успехам земледелия во всех частях прежней Польши, для возбуждения промышленности ее жителей и утверждения их благосостояния, дозволить впредь и навсегда свободное и неограниченное между всеми их польскими областями обращение всех произведений земли и изделий промышленности сих областей». Этим постановлением, дополненным конвенциями от 24 августа 1818 г. и 21 апреля 1819 г., Австрии и Пруссии предоставлялись такие льготы по вывозу всяких товаров в русские владения, что наше правительство не могло уже оставить в силе прежний тариф, и в 1819 г. издан был новый, к иностранным провенансам снисходительнейший из действовавших когда-либо в России. Пошлина с заграничных товаров, по этому тарифу, состояла из двух частей: собственно таможенной и консоммационной. Первая уплачивалась импортером, последняя — вместе с первою — российским потребителем. Сложенные вместе, эти две части, в большинстве случаев, были очень близки к ставкам тарифа 1797 г., причем консоммационная часть во много раз превышала таможенную. Вот несколько примеров:
Пошлины:

Наименование товара Привозная, коп. Консоммационная Итого
руб. коп. руб. коп.
на сахар с пуда 40 3 35 3 75
на чугун с пуда 9   81   90
на сталь с пуда 7,5   17,5   25
на косы сенокосные 3   27   30
на писчую бумагу 21/6   125/6   15
на миткаль 13,5   26,5   40
на парусное полотно и равентух 3/4   791/4   80

Увеличение больше чем на 15 млн. руб. привоза иностранных изделий не могло не отразиться на нашей обрабатывающей промышленности: много фабрик закрылось; число сахарных заводов сократилось с 51 до 29. Встревоженное правительство сделало несколько частичных поправок к ставкам 1819 г., а в 1822 г., издало строго охранительный тариф, «соображенный», как сказано в манифесте, «с успехами собственной промышленности, равной с учреждениями в других государствах на сей предмет издаваемыми». Особенно высокими пошлинами обложены были привозные изделия, полуобработанные материалы и предметы роскоши; умереннее — сырые произведения; почти все отпускные товары обложены были сравнительно слабо, многие же вывозились беспошлинно.

При Александре I большие успехи сделала наша торговля на Черном море, благодаря географическому положению Новороссии и правительственным о ней заботам. В 1803 г. все таможенные пошлины, как по привозу, так и по отпуску, для Черноморья понижены на 25 %; в 1804 г. разрешено «отправлять через Одессу всякие товары транзитом в Молдавию, Валахию, Австрию и Пруссию, а равно и оттуда за море». Бухарестский мир 1812 г. подтвердил свободный вход русских судов в Килийское устье Дуная и свободное плавание по этой реке. Право порто-франко, дарованное Павлом I Таврическому полуострову, было распространено на Одессу. На Каспийском море торговле мешали военные действия против Персии; только по заключении гюлистанского договора (1813 г.) русско-персидская торговля оживилась, чему способствовало еще дарование в 1821 г. всем торгующим в Закавказье, русским и иностранцам, освобождения на 10 лет от платежа пошлин и повинностей, кроме таможенной 5 % пошлины с привозимых из Персии товаров. Торговля со Среднею Азией по Киргизской границе продолжала развиваться, чему способствовало разрешение купцам — всех трех гильдий — вести здесь заграничную торговлю, а лицам всех сословий — меновую торговлю. Купеческие караваны, направлявшиеся из Оренбурга в Бухару и обратно, охранялись военным конвоем. Для поощрения привоза товаров в отдаленные области Сибири — Охотск и Камчатку, правительство разрешило беспошлинный привоз туда жизненных припасов, лекарств и инструментов; отпускные товары оплачивались пошлиною по умеренному тарифу. В 1825 г. вывезено было из России товаров на 2361/3, привезено в Россию на 195 млн. руб., таможенных сборов получено 53 млн. руб.

При Николае I

Покровительственная торгово-промышленная политика не принесла тех плодов, которых от нее ожидали. Под охраною тарифа, запретительного для многих иностранных изделий, фабрично-заводское производство не сделало достаточных успехов ни в количественном, ни в качественном отношении. Несмотря на высокие пошлины, привоз иностранных товаров с 1825 по 1850 г. по ценности удвоился, в частности же привоз изделий учетверился. Иностранцы по-прежнему господствовали в нашей внешней торговле: из всего числа судов заграничного плавания только 14 % принадлежало, в 30-х годах, русским (со включением финляндцев). Да и эти немногие русские суда далеко не всегда встречали в заграничных портах то гостеприимство, каким издавна пользовались иностранные торговые суда в России. Так, в тридцатых годах, в Великобритании и Соединенных Штатах Америки русским кораблям дозволялось приходить только с грузом русских товаров; корабельные сборы с наших судов в Англии взимались в двойном против обычного для других размере. Во Франции наши торговые суда, даже с русским товарным грузом, должны были уплачивать гораздо больше пошлин и других сборов, чем суда наиболее благоприятствуемых наций. Надбавочная пошлина с русских судов взималась и в других государствах, за исключением Швеции, Норвегии и ганзейских городов. Из 7182 кораблей, приходивших к русским портам и выходивших из них, русских было только 987. В 1825 г. из России вывезено было товаров на 64, а привезено — на 51 млн. руб. серебром; в 1850 г. вывезено на 98, а привезено — на 94 млн. руб. серебром.

Связи наши с европейскими государствами скреплялись, время от времени, торговыми договорами. Так, в 1828 г. был заключен а в 1835-38 гг. возобновлен договор со Швецией, в 1832 г. — с Североамериканскими Соединенными Штатами, в 1845 г. — с королевством Обеих Сицилий, в 1846 г. — с Францией, в 1847 г. — с Тосканой, в 1850 г. — с Бельгией и Грецией, в 1851 г. — с Португалией. Последним договором, между прочим, запрещено было привозить на русских судах в Португалию китайские и индийские товары; привезенные на русских судах в Португалию и на португальских в Россию товары подлежали оплате добавочною пошлиной в 20 %. Правильный ход Т. с Польшею, которая в таможенном отношении считалась до 1850 г. заграничным государством, был нарушен во время смут 1830 и 1831 гг., но восстановлен в 1834 г.: почти все запрещения были отменены, все товары, кроме хлопчатобумажных изделий, дозволялось из Польши привозить в Россию, но не иначе как по свидетельствам о происхождении товаров.

Наибольшее значение в нашей торговли по сухопутной границе приобрела Пруссия, обороты которой с Россиею в течение второй четверти века увеличились с 6 до 25 млн. руб. Наш отпуск туда поднялся с 4,0 до 10,9, а привоз оттуда — с 1,6 до 14,4 млн. руб.; Обороты торговли с Австрией увеличились с 6 до 12 млн. руб. Пруссия покупала в России хлеб, лен, пеньку, лес, сало, кожи и щетину, не столько для себя, сколько для вывоза, через Данциг, Кенигсберг и Мемель, в Великобританию, Голландию, Францию и другие государства. В Австрию, кроме названных товаров, вывозились меха и скот. Меха составляли предмет значительной торговли на Лейпцигской ярмарке, скот же направлялся в Буковину, а оставшийся от продажи угонялся в Ольмюц и Вену. Привозились из Пруссии и Австрии преимущественно мануфактурные товары; сверх того, оттуда шли шелк, виноградные вина, косы и серпы.

Адрианопольским трактатом 1829 г. подтверждена была сила торгового договора 1783 г., причем пошлина со всех, как привозных, так и отпускных товаров, определена в 3 % с их ценности, установленной особым тарифом. В 1846 г. заключен был новый договор, которым Турция обязалась все дотоле существовавшие внутренние торговые сборы заменить одною пошлиной, в 2 %, а также предоставить России права наиболее благоприятствуемой державы. Благодаря продолжительному миру, торговля южной России быстро развивалась: отпуск из черноморских портов за 20 лет (с 1830 по 1850 г.) учетверился, а привоз увеличился в 3 раза; число приходивших судов в 1850 г. достигло 2758. Главным предметом вывоза была здесь пшеница, привозились же фрукты, вина, оливковое масло, шелк, хлопок и разные колониальные товары. Туркменчайским мирным договором 1829 г. восстановлены были торговые сношения с Персией, и русско-персидская торговля временно оживилась: отпуск в Персию поднялся до 5,5, привоз до 23/4 млн. рублей; но, под влиянием английской конкуренции, первый упал в 1832 г., до 900 тыс. руб., а последний — до 450 тыс. руб. Несмотря на поощрения и льготы русскому купечеству, отпуск к половине столетия возрос лишь до 1,5 млн. рублей, а привоз — до 8,5 млн. рублей.

Среднеазиатские караваны приходили в пограничные пункты дважды в год: весною и в конце лета. Ближайший путь их из Бухары на Хиву был неудобен по недостатку воды и по причине вражды между бухарцами и хивинцами; второй путь шел на Петропавловск, третий, не безопасный от киргизов — на Троицк. Чтобы обезопасить путь через степи, купцы бухарские, кокандские и татарские прибегали к найму киргизских возчиков из тех родов, которые на лето прикочевывали к русским пограничным местам, а на зиму уходили к югу. Таким образом привозились в Россию из Средней Азии хлопок, бумажная пряжа, мягкая рухлядь, а вывозились туда миткаль, ситцы, кожи, стекло и изделия из него, краски, чугун, железо, сталь, медь, олово, цинк и изделия из этих металлов, ртуть, серебро. В этой торговле принимали участие оренбургские и сибирские купцы. В начале 2-ой четверти XIX в. отпускалось в Среднюю Азию по этой границе до 51/3, привозилось на 4 млн. руб., а в половине столетия отпускалось на 15, привозилось на 10,5 млн. В 40-х годах, особенно со времени выхода министра финансов, графа Канкрина (в 1844 г.), в отставку, в русском обществе слышались возражения против крайностей протекционизма. В 1846 г. некоторые пошлины были уменьшены; в том же году составлен был под председательством Тенгоборского особый комитет, которым выработан был новый тариф, утвержденный 21 апреля 1851 г. Число запрещений было уменьшено, понижены пошлины на краски, хлопчатобумажные и металлические изделия и галантерейные товары; пошлины на отпускные товары частью понижены, частью отменены. В начале второй половины XIX в. общий годовой оборот русской внешней торговли по вывозу простирался до 107, по привозу — до 86 млн. руб., со включением Царства Польского, которое в таможенном отношении с 3851 г. соединено было с Империей. Страны назначения морских судов наших и происхождения привозных товаров распределялись в 1849-1851 гг. следующим образом.

По отпуску:

1. Англия 49,2 %
2. Нидерланды и Бельгия 7,6 %
3. Франция 7,1 %
4. Турция и Греция 6,7 %
5. Пруссия 5,5 %
6. Австрия 5,2 %
7. Италия 4,5 %
8. Соединенные Штаты Америки 2,5 %
9. Швеция и Норвегия 2,1 %
10. Ганзеатические города 1,9 %
11. Дания 1,7 %
12. Испания и Португалия 0,6 %
13. Все прочие страны 5,4 %
Итого 100,0 %

По привозу:

1. Англия 33,9 %
2. Нидерланды и Бельгия 11,2 %
3. Франция 10,8 %
4. Турция и Греция 10,1 %
5. Пруссия 7,8 %
6. Австрия 6,3 %
7. Италия 5,2 %
8. Соединенные Штаты Америки 4,3 %
9. Швеция и Норвегия 4,0 %
10. Ганзеатические города 3,2 %
11. Дания 2,1 %
12. Испания и Португалия 0,3 %
13. Все прочие страны 0,8 %
Итого 100,0 %

С 1855 по 1900 г

Война с Турцией и тремя с нею соединившимися державами отвлекла много народных сил от производительного труда, почему в течение двух лет обороты внешней торговли России значительно сократились: вывоз, достигавший в 1853 г. 147 млн. руб. сер., упал в 1854 г. до 67, а в 1855 г. — до 39 млн.; привоз со 102 уменьшился до 70 и 72 млн. руб. сер. По заключении мира торговля оживилась и с каждым годом расширялась все более. К концу царствования Александра II вывоз достиг полумиллиарда, а привоз — 622 млн. руб. Развитию торговли более всего способствовали освобождение крестьян, понижение таможенного обложения привозных товаров, развитие сети железных дорог, увеличившейся при Александре II с 1 тыс. до 21 тыс. верст, уничтожение откупов, отмена подушной подати с мещан и крестьян, земские учреждения, судебная реформа, городовое положение 1870 г.

В 1857 г. введен был в действие новый тариф, в выработке оснований которого принимал участие Тенгоборский. По 299 статьям тарифа 1850 г. пошлины были уменьшены, по 12 статьям сняты запрещения к привозу. Особенно облегчен был ввоз сырых и полуобработанных материалов. В 1859 и 1861 гг. к ставкам тарифа 1857 г. сделаны были две 10 % прибавки, но и после того таможенное обложение, составлявшее в 1850-1852 гг. 34 % цены, не превышало 16 %. Тарифом 1868 г. таможенные пошлины были вновь понижены, в общем, до 12,8 % ценности привоза. Почти со всеми государствами заключены были торговые трактаты на началах взаимного благоприятства: с Францией — в 1857 и 1874 гг., с Англией и Бельгией — в 1858 г., с Австро-Венгрией — в 1860 г., с Италией — в 1863 г., с Гавайскими островами — в 1869 г., с Швейцарией — в 1872 г., с Перу — в 1874 г. и с Испанией — в 1876 г.

С Китаем заключено было несколько договоров, выгодных для России. По договору 1858 г. в Тянь-Цзине, для русских открыты были все те китайские порты, в которых допускалась иностранная торговля. Пекинским дополнительным трактатом 1860 г. дозволено подданным обоих государств производить меновую торговлю на протяжении всей пограничной линии и подтверждено право русских купцов ездить во всякое время из Кяхты в Пекин и по пути, в Урге и Калгане, производить розничную торговлю, с тем лишь, чтобы их в одном и том же месте не собиралось более 200 человек. В 1869 г., установлены были особые правила для русско-китайской сухопутной торговли, на основании которых торговля могла вестись беспошлинно на расстоянии 100 китайских ли (около 50 верст) от пограничной черты; русским предоставлялось право торговать беспошлинно в Монголии. Пошлина с товаров, привозимых русскими купцами в Тянь-Цзин, уменьшена была на 2/3 против причитавшейся по общему иностранному тарифу; с китайских товаров, закупленных русскими торговцами в Тянь-Цзине для вывоза сухим путем в Россию, не взималось никаких пошлин, если только эти товары оплачены уже были пошлиною в каком-либо порте; товары, закупленные с тою же целью в Калгане, оплачивались только транзитною пошлиной, в половинном размере против вывозной. Наконец, товары, но поименованные в иностранном тарифе, очищались пошлиною по русскому дополнительному тарифу; с товаров, не значившихся ни в том, ни в другом, пошлины взимались, по общему правилу, в размере 5 % стоимости.

Русско-китайская торговля, однако, слабо развивалась, чему главною причиной была конкуренция англичан, продававших свои товары по более дешевой цене. В частности, торговля чаями в Кяхте несколько сократилась вследствие открытия для его ввоза западной русской границы. Еще в 1852 г. отправлена была экспедиция в Японию, под начальством адмирала Путятина, которому удалось заключить с японским правительством торговый договор: для русских судов открыты были в Японии три порта — Симода, Хакодате и Нагасаки, к которым в 1858 г. присоединены еще Иеддо и Осака. В 1867 г. заключена с Японией конвенция, которою выгодные для русской торговли постановления прежних договоров были дополнены.

Благодаря упрочению торговых связей с иностранными государствами и умеренным таможенным пошлинам на привозные товары, обороты внешней торговли в 20 лет (1856-1876 гг.) возросли по отпуску с 160 до 400, а по привозу — с 122 до 478 млн. кредитных руб. Быстрое увеличение привоза, опередившего, по ценности, вывоз, возбуждало опасения. Чтобы попридержать рост привоза, а также в интересах фиска, нуждавшегося в золоте для предстоявшей войны, постановлено было взимать, с 1877 г., таможенные пошлины со всех привозных товаров золотом, с сохранением прежних номинальных размеров ставок. Этим таможенное обложение сразу повышено было в 1,5 раза, если взять в расчет курс не 1876 г., а пяти следующих за ним лет. 3 июня 1880 г. отменен беспошлинный привоз чугуна и железа, и увеличены пошлины на металлические изделия; 16 декабря 1880 г. пошлины со всех вообще пошлинных товаров увеличены на 10 %; 12 мая 1881 г. возвышены пошлины на джут и джутовые изделия, 19 мая того же года — на цемент; 1 июня 1882 г. по многим статьям тарифа на сумму до 7,5 млн. рублей; 16 июня 1884 г. установлены пошлины на каменный уголь и кокс и увеличены — на чугун не в деле; 15 января 1885 г. увеличены пошлины на чай, масло деревянное, сельди и некоторые другие предметы; 19 марта 1885 г. обложены сельскохозяйственные машины и аппараты; 10 мая 1885 г. увеличены пошлины на медь и медные изделия; 20 мая 1885 года изменены правила о торговых сношениях Империи с Финляндией, причем многие таможенные тарифные ставки были подняты; 3 июня 1885 г. повышены пошлины по 167 тарифным статьям. От всех этих надбавок ожидалось увеличение таможенного дохода на 30 млн. руб., в действительности же доход по Европейской границе не увеличился. Возвышение таможенных пошлин с целью тарифного покровительства разным производствам продолжалось и после 1885 г.; так, например, 31 марта 1886 г. вновь увеличены пошлины на медь и медные изделия, 3 июня — на кирпич, квасцы, соду, серную кислоту, купорос и клей, 12 июля — на привозимый к южным портам каменный уголь, в 1887 г. — на чугун, железо и сталь не в деле, на каменный уголь и кокс и на некоторые другие товары, имеющие второстепенное значение.

Со времени установления сбора пошлин в золотой валюте курс кредитного рубля не только не повысился, но упал с 85 коп. в 1876-м до 67 в 1877 и до 63 коп. в следующее пятилетие. В 1887 г. курс понизился до 55,7, в 1888 г. поднялся до 591/2, в 1889 г. — до 66. С начала 1890 г; курс кредитного рубля начал подниматься и в половине года достиг 77, что уменьшало таможенную охрану промышленности, выраженную в кредитной валюте. Вследствие этого признано было необходимым с половины 1890 г. огульно повысить, за весьма немногими исключениями, все таможенные пошлины на 20 %. В то же время заканчивались работы по пересмотру тарифа 1868 г., завершившиеся введением в действие, с 1 июля 1891 г., нового тарифа, которым несколько видоизменены и приведены в систему все предшествовавшие ему частичные и общие повышения ставок. Насколько велика разница между ставками двух последних тарифов, можно судить по следующим примерам:

Таможенная пошлина с пуда:

Товар по тарифу 1868 г. по тарифу 1891 г.
Чугун 5 коп. 45-52,5 коп.
Железо 20-25 коп. 90 коп. - 1 руб. 50 коп.
Рельсы 20 коп. 90 коп.
Машины фабрично-заводские, кроме медных беспошлинные 2 руб. 50 коп.
Паровозы 75 коп. 3 руб. 00 коп.

В среднем на одного жителя, обороты торговли увеличились во 2-м периоде против первого на 44,6 %, в 3-м против второго на 81,9, в 4-м против третьего на 34,0 %. В 1900 г. было вывезено товаров на 716 391 тыс., а привезено — на 626 806 тыс. руб. Одновременно с повышением в России пошлин на привозное сырье, машины и орудия, в некоторых иностранных континентальных государствах повышались пошлины на русский хлеб и сырье, что, независимо от перемен в нашей торговой политике, вызывалось усиленным привозом на европейские рынки дешевых заокеанских сельскохоз. произведений. Впервые Германия повысила пошлины на привозный хлеб и на некоторые другие сельскохозяйственные произведения в 1879 г. Постепенно повышаясь, пошлины эти достигли в 1892 г.: на пшеницу и рожь 37,9, овес — 30,3 и ячмень — 30 коп. с пуда. В 1892 и 1893 гг. Германия заключила с 22 государствами, и в том числе со всеми нашими конкурентами в сбыте хлеба, договоры, по которым для этих государств на 30 — 40 % понижены были пошлины на хлебные продукты, масло, яйца, живой скот, лес и некоторые другие сельскохозяйственные товары. Таким образом Россия фактически была устранена с германского рынка. После безуспешных попыток к соглашению, в России сделаны были надбавки в 15, 20, 25 % к пошлинам на товары, идущие из Германии. Последняя ответила 50 % возвышением пошлин на русские сельскохозяйственные продукты, вследствие чего в таком же размере сделана была надбавка к пошлинам на германские провенансы в России, а германские суда обложены увеличенным ластовым сбором: 1 руб. вместо 5 коп. с ласта. Тогда начались переговоры, приведшие к договору 29 января 1894 г., сроком на 10 лет. Пошлины на русскую пшеницу и рожь были понижены до 26,5 коп., на овес — до 211/5 коп., ячмень — до 15 коп. Кроме того, обеспечено на 10 лет неповышение пошлин на масличные семена, лесной товар и лошадей и беспошлинный ввоз отрубей, жмыхов, семян кормовых трав, щетины, дичи, шкур, шерсти и некоторых других товаров. Всего сброшено пошлин на русские товары на сумму (по расчету за 1895 г.) около 13,5 млн. руб. Для Германии Россией уменьшены пошлины на 120 товаров и товарных групп, всего на сумму (для 1895 г.) 7 млн. рублей (по курсу 1/15 империала). Выгоды этого договора распространены на все европейские государства и Северо-Американские Соединенные Штаты. В последние 20 лет заключены были еще договоры: с Китаем — в 1881 г., с Кореей — в 1889, с Францией, (дополнительная конвенция) — в 1893, с Австро-Венгрией — в 1894, с Данией, Японией и Португалией — в 1895, с Болгарией — в 1897 г. Таким образом, Россия имеет торговые договоры, обеспечивающие за нею право наиболее благоприятствуемой державы, со всеми европейскими государствами, кроме Румынии, где действует одинаковый для всех государств общий таможенный тариф. Из азиатских государств Россия не имеет торгового договора только с Сиамом, из американских — связана договорами только с Соединенными Штатами и Перу.

Внутренняя торговля России гораздо менее исследована, чем внешняя. Общая сумма оборотов ее неизвестна; но несомненно, что они во много раз больше оборотов внешней торговли. Годовое производство земледелия оценивается в 3,5 миллиарда рублей, скотоводства и всех других сельскохозяйственных промыслов — в 2,5 миллиарда; горнозаводская и обрабатывающая промышленность — фабричная, кустарная и домашняя — увеличивает эту массу ценностей еще на 3 миллиарда. Таким образом все годовое производство предметов потребления может быть оценено в 9 миллиардов руб. Около половины всей этой массы продуктов потребляется на местах, не поступая на рынки, так что ценность товаров, обращающихся во внутренней торговле, может быть определена в 4,5 миллиарда руб. Приблизительно в такую же сумму оценивается оборот внутренней торговли России на основании данных о сборах с торговли и торговых документов.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

Назад 1 | 2
Поделиться
Нравится
Добавить в закладки
Добавить комментарии
Поиск по сайту
Loading
Навигация
Новые публикации
Статистика