Корнелиус Вандербильт

Корнелиус Вандербильт первонач. Ван Дер Бильт (англ. Vanderbilt; Van Der Bilt; род. 27 мая 1794 г. Порт Ричмонд, ныне Статен-Айленд, Нью-Йорк — ум. 4 января 1877 г. Нью-Йорк) — один из богатейших и успешнейших предпринимателей США XIX столетия, основатель плутократического рода Вандербильтов.

Железнодорожный магнат. Активно занимался морским транспортом, финансами, торговлей. Построил несколько важнейших железных дорог. В большинстве случаев он разрешал бизнес-конфликты цивилизованными методами, но не брезговал применять подкуп и шантаж. Пожертвовал $1 млн. основанному им Университету Вандербильта. Основатель знаменитой династии, Корнелиус Вандербильт в глазах общественности выглядел воплощением американской мечты — выходец из небогатой семьи достиг успеха исключительно своими силами. Кроме того, он вошел в историю как король демпинга.

Вандербильт был малограмотным (а если верить отдельным газетным публикациям того времени, с трудом мог поставить подпись на документах), но ум, изворотливость и склонность к анализу помогли ему взобраться на самый верх социальной лестницы. Корнелиус был легок на подъем и не боялся расстаться со старым бизнесом, чтобы начать новый, превосходно разбирался в той сфере знаний, которую сейчас называют маркетингом и продвижением. Но самый богатый человек США так и не вошел в светское общество Нью-Йорка, вел скромную жизнь и не захотел разделить огромное наследство между своими детьми.

Молодость Корнелиуса Вандербильта

Самый богатый американец XIX века Корнелиус Вандербильт родился в семье среднего достатка. Отец будущего миллионера был лодочником и держал ферму. Фамилия Вандербильт происходит от названия нидерландской деревни Де Билт, родины пращуров Корнелиуса — прапрапрадед миллионера Ян Аэртсон носил фамилию Ван дер Билт. Со временем составные части фамилии слились.

Уже в 11 лет Корнелиус бросил школу, чтобы помогать отцу. О недополученных знаниях Вандербильт ничуть не жалел: «Если бы я учился, у меня не осталось бы времени ни на что другое», — твердил магнат.

Поместье Вандербильтов, Статен-Айленд, Нью-Йорк, США

Поместье Вандербильтов, Статен-Айленд, Нью-Йорк, США

В 16 лет Корнелиус открыл первый самостоятельный бизнес. Заняв у матери $100 (при условии, что юноша самостоятельно вспашет и засеет восьмиакровое поле), Вандербильт купил лодку-плоскодонку и стал перевозить грузы и пассажиров. Основным маршрутом стал путь от острова Стейтен-Айленд до Манхэттена и обратно, клиенты — американцы, по долгу службы ежедневно ездившие в Нью-Йорк. За каждую поездку Корнелиус просил 18 центов. Вскоре он чуть не лишился своего ключевого актива — водное такси с пассажирами столкнулось с небольшой шхуной. Это было первое и последнее происшествие на водном транспорте Вандербильта — никогда больше его плавсредства не терпели бедствия.

Лодочный бизнес оказался настолько прибыльным, что спустя год Корнелиус не только вернул матери долг, но и заработал $1000. Услуги Вандербильта пользовались спросом, поскольку стоили дешевле, чем у конкурентов, а сам Корнелиус завоевал репутацию честного и трудолюбивого лодочника. Он не отказывался перевозить пассажиров даже в штормовую погоду. Побочным бизнесом Вандербильта стала торговля: в Стейтен-Айленде молодой предприниматель покупал товары, пользовавшиеся спросом в Нью-Йорке, перевозил через реку и перепродавал.

Новые возможности для расширения бизнеса будущего пароходного магната создала англо-американская война 1812 года. Заработав авторитет в тогдашних бизнес-кругах Нью-Йорка, Вандербильт сумел получить правительственный контракт на поставки товаров в форты, расположенные недалеко от города. На заработанные деньги Корнелиус построил средних размеров шхуну и два небольших корабля — с тех пор конкуренты прозвали его Командором. Вандербильт торговал устрицами, арбузами, китовым жиром, снабжал стоящие в гавани корабли пивом, сидром и провизией. К 1817 году Вандербильт накопил $9000 и решил... выйти из бизнеса.

Решение случайным не назовешь: маршрут Стейтен-Айленд — Нью-Йорк заполонили другие лодочники, доходы Вандербильта начали снижаться. Корнелиус заинтересовался пароходным бизнесом. Продав свой флот, Командор нанялся капитаном с зарплатой в $1000 в год на небольшой пароход Томаса Гиббонса. Пароходный бизнес для бизнесмена был в новинку, но Вандербильт хотел за чужой счет тщательно изучить тонкости ведения дел. Разобравшись с устройством парохода, Командор убедил Гиббонса построить паровое судно, самостоятельно разработав его проект. Корабль получил название Bellona, а Корнелиус стал партнером Гиббонса.

Из-за новой работы Вандербильта его семья (Корнелиус дважды был женат — первый раз в 19 лет, второй — в 73 года) переехала в Нью-Брунсвик (штат Нью-Джерси). Там Вандербильт приобрел таверну на берегу реки и превратил ее в место отдыха пассажиров проходящих пароходов. Заведение назвали Bellonа Hall. Таверна стала любимым местом остановки путешественников. Хозяйничала в таверне первая жена Вандербильта София Джонсон.

Корнелиус продолжал демпинговать и на Беллоне, запрашивая за проезд $1 — вчетверо меньше, чем конкуренты. Настойчивое продвижение Вандербильтом своих услуг возмутило конкурентов. Главными соперниками Корнелиуса были Роберт Ливингстон и изобретатель колесного парохода Роберт Фултон — легальные монополисты на рынке пароходных перевозок. Монопольное положение в водах Гудзона им гарантировал Нью-Йоркский законодательный совет. Между конкурентами разгорелась небольшая война. Несколько раз Вандербильта пытались арестовать по обвинению в нарушении закона, однако ему удавалось выскользнуть из рук неприятелей. Ходили слухи, что Командор оборудовал свое судно потайной каютой, чтобы прятаться от преследователей. Наконец, Фултон и Ливингстон решили подать в суд на конкурента. Однако просчитались — в 1824 году Верховный Суд США признал их монополию на транспортные операции в водах Гудзона неконституционной.

К 1829 году Вандербильт скопил $30 тыс. и решил снова уйти на вольные хлеба, занявшись собственным бизнесом. Протесты жены, не желавшей покидать обжитого Нью-Джерси, и Томаса Гиббонса, который предложил Корнелиусу жалованье вдвое большее и 50% долю в компании, ни к чему не привели. Командор перевез всю семью в Нью-Йорк. Жена Корнелиуса поначалу отказывалась от переезда. Непреклонный Вандербильт решил проблему кардинально, поместив супругу на два месяца в сумасшедший дом.

Золотое дно

Вернувшись в Нью-Йорк, предприниматель основал пароходную компанию и наладил сообщение между Нью-Йорком и городом Пикскилл, штат Нью-Йорк. За проезд Командор запрашивал лишь 12,5 центов и постепенно вытеснил с рынка местного пароходного короля Дэниела Дрю (спустя три десятилетия Дрю отомстит Корнелиусу, отобрав у Вандербильта Эрийскую железную дорогу). Бизнесмен вступил в соревнование с Гудзоновской речной ассоциацией, перевозившей пассажиров из Нью-Йорка в город Олбани. Поначалу Командор просил за билет $1 (речная ассоциация брала $3), позже и вовсе сделал проезд бесплатным. Убытки предприниматель компенсировал за счет услуг, в два раза повысив цены на еду на борту своих судов.

Ассоциация сочла целесообразным заплатить новоявленному конкуренту за перенос бизнеса в другое место. Приняв $100 тыс. и согласившись на дальнейшие выплаты размером $5 тыс. ежегодно в течение 10 лет, Командор начал доставлять пассажиров в Лонг-Айленд, Провиденс и Бостон, а также несколько городов в штате Коннектикут. Параллельно Вандербильт возобновил торговлю между прибрежными городами.

Пароходы Вандербильта мало назвать комфортными, зачастую они были роскошными. Корнелиус строил настоящие «плавающие дворцы», поражавшие своими размерами, комфортом и элегантностью. К 1840-м годам Вандербильту принадлежало более 100 судов, ходивших по реке Гудзон. Компания Вандербильта была одним из крупнейших нью-йоркских работодателей того времени.

К сорока годам Вандербильт нажил полмиллиона долларов, но неустанно искал новые возможности для обогащения. Неожиданный шанс заработать представился в 1849 году, с началом золотой лихорадки. Золотоискатели устремились в Калифорнию. Обычный маршрут будущих старателей пролегал через Панаму: путешественники прибывали в латиноамериканскую страну на лодках, ехали на мулах через Панамский перешеек (Панамский канал построили 60 лет спустя) и на пароходах добирались в Сан-Франциско. Вандербильт предложил новый маршрут. Теперь золотоискатели, прибывшие в Латинскую Америку (Никарагуа), могли плыть по реке Сан-Хуан, затем по озеру Никарагуа. Западный берег озера от Тихого океана отделяют лишь 12 миль. Таким образом, путешествие сокращалось на 600 миль, а путь к конечному пункту занимал на два дня меньше, чем обычный маршрут. Полная стоимость проезда не превышала $400 вместо традиционных $600.

В 1851 году Вандербильт основал компанию Accessory Transit, заплатив правительству Нигарагуа $10 тыс. за право организовать чартерный рейс. Корнелиус лично руководил маленьким пароходом, проверяя новый маршрут (местные жители уверяли, что река несудоходна). Компания Корнелиуса расчистила русло реки Сан-Хуан, соорудила доки на восточном и западном побережье Никарагуа и на озере Никарагуа, построила двадцатимильную щебневую дорогу к порту на западном побережье. Новое бизнес-решение принесло Командору более $1 млн за год. Развивая бизнес, Корнелиус построил флот из восьми океанских пароходов.

Месть и закон

Пароходные перевозки на реке Хадсон, Джерси-Сити, США, 1890 г.

Пароходные перевозки на реке Хадсон, Джерси-Сити, США, 1890 г.

В 1853 году, в возрасте 59 лет, Вандербильт решил впервые в жизни отправиться в отпуск. Он построил роскошную яхту на паровом ходу, назвав ее The North Star («Северная звезда»).

Кстати, яхта оказалась вторым предметом роскоши, который позволил себе Вандербильт, — первым был особняк в Стейтен-Айленде. Перед тем как вместе с семьей отчалить к берегам Европы, Командор оставил должность президента Accessory Transit, перепоручив управление компанией ее топ-менеджерам Чарльзу Моргану и Корнелиусу Гаррисону. Пока собственник плавал по волнам, управляющие выпустили новые акции компании и заполучили контроль над Accessory Transit. После возвращения Корнелиусу, вместо расширения бизнеса, пришлось около года отвоевывать компанию у новых владельцев.

Чуть позже беда нагрянула с другой стороны. После смены власти в Никарагуа новое правительство страны отобрало у Accessory Transit право на перевозки (под предлогом, что компания нарушила условия соглашения), заключив более выгодный контракт с конкурентами Вандербильта. Командор не стал судиться, поскольку «закон слишком медленно действует, чтобы покарать виновных», и пообещал разрушить бизнес конкурентов (американских дельцов во главе с Уильямом Уокером). Сказано — сделано. Вандербильт запускает новую пароходную линию по старому маршруту через Панаму. Конкурентам пришлось платить Командору $672 тыс. в год за самоликвидацию новой транспортной линии.

В 1850-х годах Корнелиус занялся трансатлантическими перевозками, организовав сообщение между Нью-Йорком и Францией. Конкуренцию ему составляли линии Кунарда и Коллинза; первую субсидировало британское правительство, вторую — американское. Получить правительственную поддержку Командору не удалось, тем не менее он начал развивать новое направление. В трансатлантических перевозках было задействовано три судна, в том числе пароход «Вандербильт» — в то время самое большое судно в акватории Атлантического океана. Длина судна достигала 335 футов (более 100 м), ширина — 46 футов, водоизмещение — 4,5 тыс. тонн. Пароход обошелся хозяину в баснословные $600 тыс.

В борьбе с Кунардом и Коллинзом Вандербильт применил свою обычную тактику: снизил плату за проезд и перевозку багажа. Если целевой аудиторией конкурентов были богатые пассажиры — путешественники и бизнесмены, то Вандербильт сделал ставку на эмигрантов и представителей среднего класса. Больше всего доходов Командору приносили пассажиры 2-го и 3-го классов, путешествовавшие по несколько человек в каюте.

Экономя на издержках, Командор все же не страховал свои суда, поскольку был уверен в исправности пароходов и квалификации команды. Но новое бизнес-направление не стало прибыльным. В начале Гражданской войны (1861 г.) Командор продал атлантическую линию за $3 млн. Пароход «Вандербильт», впрочем, бизнесмен сохранил, превратив пассажирский лайнер в военный корабль. Во время войны Корнелиус передал пароход в распоряжение правительства (несмотря на то что миллионер уверял, что сдал судно в наем, газеты расценили его действия как подарок).

Железный король

Борьба Вандербильта с Джеймсом Фиском (Erie Railroad) за контроль над железнодорожными перевозками (карикатура тех лет)

Борьба Вандербильта с Джеймсом Фиском (Erie Railroad) за контроль над железнодорожными перевозками (карикатура тех лет)

На старости лет Вандербильт радикально сменил бизнес-стратегию, забросив морские транспортные перевозки и занявшись железнодорожным бизнесом. Корнелиус пробовал свои силы в наземном транспортном бизнесе еще в 30-х годах XIX века. Но случившаяся в 1833 году железнодорожная авария (взорвался паровой котел, из-за травм Корнелиус провел два месяца в больнице) надолго отбила у Вандербильта интерес к отрасли. Правда, не навсегда. Продав пароходы, Корнелиус занялся анализом нового рынка.

Американские железные дороги того времени, формально собранные в единую сеть, на деле представляли собой лабиринт: множество коротких разъединенных дорог, принадлежащих сотням бизнесменов. Безудержная конкуренция приводила к частым банкротствам. Командор начал скупать акции и объединять в единое целое короткие железнодорожные линии около Нью-Йорка. Командор приобрел контрольный пакет Гарлемской железной дороги (Harlem Railroad) и взял в свои руки дорогу реки Гудзон, одержав вторую победу над Дэниелом Дрю, к тому времени переквалифицировавшимся в торговца акциями железнодорожных компаний. В 1865-м Вандербильт начал объединение купленных компаний, владевших небольшими ветками, в Нью-Йоркскую Центральную железную дорогу (New York Central Railroad). Спустя четыре года Командор объединил ее с Гарлемской. В отличие от большинства железнодорожных магнатов тех времен, Корнелиус не только скупал акции, но и инвестировал в расширение сети дорог.

Наконец, «заклятые друзья» Вандербильт и Дрю сошлись на Эрийской железной дороге (Erie Railroad). В 1867-м Командор попытался заполучить контроль над компанией, выкупив все акции дороги. Дэниел Дрю выбросил на рынок 100 тыс. фальшивых акций. Вандербильт не видя подвоха, скупил и их. Фальшивки по решению суда все же были приравнены к настоящим ценным бумагам, но Командор потерял, по разным оценкам, $1-2 млн и в итоге саму Эрийскую дорогу.

Неудача магната не смутила: по настоянию старшего сына Уильяма Корнелиус расширил железнодорожную сеть до Чикаго, купив дорогу Лейк-Шор (Lake Shore Railroad) и Мичиганскую Южную дорогу (Michigan Southern Railroad). Наконец, взяв под контроль Канадскую Южную (Canadian South Railroad) и Мичиганскую Центральную дороги (Michigan Central Railroad), Вандербильт стал владельцем самой большой транспортной сети США.

Осколки счастья

Несмотря на статус самого богатого человека в мире, Корнелиус Вандербильт жил довольно скромно. Когда доктора рекомендовали смертельно больному Корнелиусу пить шампанское, миллионер отказывался, ссылаясь на его дороговизну. Избегал выходец из небогатой семьи и благотворительных пожертвований, в отличие, например, от потомственного банкира Пирпонта Моргана. «Всю жизнь я был безумцем в стремлении делать деньги», — признавался Корнелиус. Спонсорскую помощь от миллионера получили лишь Центральный университет (переименованный в университет Вандербильта) и Церковь странников в Нью-Йорке.

Вандербильт не захотел делить состояние поровну между всеми наследниками (у богача было 12 взрослых детей). Согласно завещанию, основную часть богатства Командор оставил старшему сыну Уильяму. Остальные дети получили лишь по $100 тыс. — сумму, хотя и вполне достаточную для роскошного образа жизни, но ничтожную по сравнению с $90 млн. Уильяма Вандербильта. Вдове Вандербильт оставил $500 тыс. наличными, особняк в Нью-Йорке и 2 тыс. акций Нью-Йоркской Центральной дороги. Неудивительно, что обделенные наследники начали судиться с богатым братом, настаивая, что Корнелиус Вандербильт писал завещание будучи невменяемым. Однако ни одно из судебных разбирательств не увенчалось успехом — судьи неизменно подтверждали последнюю волю Командора.

Уильям Вандербильт, заработавший репутацию бизнес-гения еще при живом отце, успешно управлял доставшимся наследством, вдвое увеличив капитал, накопленный Корнелиусом. Но постоянные стрессы подорвали здоровье Вандербильта-сына: Уильям пережил отца только на восемь лет. После смерти старшего брата во главе железнодорожной империи стал внук Командора — Корнелиус Вандербильт-младший.

К сожалению, потомки Командора не обладали жесткой деловой хваткой отца и деда. Это погубило империю Вандербильтов. Бизнесу Вандербильты предпочитали занятия спортом, в особенности яхтингом, искусство, разведение породистых лошадей, в худшем случае — благотворительность. Корнелиус-младший прославился своим роскошным поместьем в Ньюпорте. Его дочь Алиса Гвен Вандербильт (та самая, с которой в романе «Двенадцать стульев» соперничала Эллочка-людоедка) стала скульптором, куратором и основательницей Музея американского искусства в Нью-Йорке. Племянница Алисы, Глория Вандербильт — знаменитый дизайнер одежды, в частности, джинсов. Сын младшего Корнелиуса Вандербильта — известный писатель, газетный издатель и кинопродюсер.

Семья постоянно уменьшала свою долю в Нью-Йоркской железной дороге — внуки и правнуки постепенно проживали нажитое Корнелиусом. В 1954 году контроль над компанией перешел к Роберту Ральфу Янгу и его Alleghany Corporation, когда-то также принадлежавшей основателю железнодорожной империи. Потомки Вандербильта с легкостью расстались с активами, за которые старый Командор цеплялся чуть ли не зубами.

Википедия
www.archive.kontrakty.ua

Поделиться
Нравится
Добавить в закладки
Добавить комментарии
Поиск по сайту
Loading
Навигация
Новые публикации
Статистика
   
Другие предприниматели
Наши партнеры